Комментатор ВГТРК Владимир Стогниенко, который работал на матче Черногория — Россия, рассказал Олегу Трокову об атмосфере в Подгорице перед самой игрой, беспорядках на трибунах и специфике балканских болельщиков.

Владимир Стогниенко, комментатор ВГТРК

— Я вышел из гостиницы за полтора часа до начала матча и пошёл на стадион. Дважды обошёл его вокруг и ничего такого подозрительного не заметил. Конечно, было очень много болельщиков: они сидели по кафе, пели песни, действительно жгли петарды, которые громко бабахали, размахивали флагами, но это, пожалуй, всё, что я видел. Я не заметил никаких проявлений агрессии до матча. Они очень шумные, но я полагал, что всё шумом и ограничится. Всё-таки черногорцы, как и жители других околоморских держав, люди, как мне показалось, достаточно расслабленные. С другой стороны, греки ещё более расслабленные, а побоища на футболе устраивают страшные.

 

До стартового свистка всё тоже было нормально: болельщики, как всегда, здорово пели, очень здорово поддерживали, вывесили баннеры. И всё, что случилось потом, меня, честно говоря, сильно удивило. Согласитесь, чтобы так точно попасть, это надо быть каким-то невероятным толкателем ядра. Какой-то бестолковый товарищ наугад бросил издалека и так попал. Ну а дальше уже полыхнуло и пошло-поехало.

 

На центральной трибуне всё было спокойно. А вот на трибунах за воротами наоборот. На ту, с которой прилетел файер, утром в день матча ещё свободно продавались билеты. Я купил их двум своим друзьям, которые ехали из Тивата с побережья, и они на этой трибуне провели весь матч, причём один из них русский, а другой — серб. Они потом рассказывали, что им приходилось всё время перемещаться с места на место, и там, конечно, был, ну не то, чтобы ад, но, что называется, адок. Люди вели себя кошмарно.

 

А за другими воротами сидели и черногорцы, и наши, и как раз там в перерыве полетели кресла. Но очень чётко сработала местная полиция, которая просто оттеснила местных подальше от сектора с российскими болельщиками. И конечно, было видно, что с нашими там сидят сербы. Ещё перед матчем знакомые сербы из Черногории говорили мне, что некоторые приедут из Сербии не поддерживать Россию, а провоцировать черногорцев. Лично я ничего такого не заметил, но теоретически это возможно. Не стоит забывать, что народов ближе, чем сербы и черногорцы просто не существует. Ещё буквально 10—15 лет назад половина черногорцев в строке «национальность» писали «серб-черногорец». А потом случилась эта история с независимостью… Вообще, Балканы — это тема, к которой надо подходить очень осторожно, так как там можно найти много различных толкований.

На моей памяти такие беспорядки встречались много раз, в том числе и у нас в чемпионате, когда даже травмы наносили. Но в карьере комментатора это случилось впервые. И в данном случае как раз особых сложностей не возникло, потому что я очень давно и много лет интересуюсь Югославией, и много знаю про все балканские республики и сборные. В этот раз я даже попробовал свои силы в сербо-хорватском языке, он же черногорский, он же боснийский. С удивлением выяснил, что сумел довольно лихо перевести несколько объявлений по стадиону и тихо собой загордился. Если бы мы «висели» ещё два часа, то у меня бы было о чём рассказать. Мне очень помогали корреспондент «России» Дмитрий Занин (он работал матч от кромки поля) и Илья Казаков, который сидел рядом и периодически сообщал, как дела у Игоря Акинфеева, потому что это было самое главное.
Что касается самой игры, то, на мой взгляд, сборная России провела очень хороший матч, в том числе и по содержанию. И уж тем более я думаю, что в этом отборочном цикле это был лучший матч. Я насчитал у нас как минимум четыре голевых момента, при том, что у черногорцев была лишь половинка момента во втором тайме, и то показалось, что наши просто немножко не сумели собраться из-за того, что задержали начало второго тайма.
Владимир Стогниенко
А потом во время пенальти у меня впервые в жизни случились проблемы с пультом. Инженер, который отвечает за связь на стадионе, просто взял и куда-то ушёл, поэтому мне пришлось это исправлять самому. Хорошо, что я видел, как это делается, но фактически я просто наугад тыкал в кнопки и, в конце концов, своего добился.
Когда комментарий закончился, я двинул сразу в гостиницу, потому что не очень представлял, что происходит на улице, и решил, что надо идти, пока есть полиция. Но на улицах и вокруг стадиона было очень тихо. Местные спокойно прогуливались. Несколько небольших группок болельщиков в российских флагах, среди которых было много девушек, тоже неторопливо шли. Я даже зашёл в кафе и выпил чашку кофе.
Владимир Стогниенко
Повторюсь, что вне футбола лично я ничего вопиющего не увидел. Мне много чего доводилось видеть и есть с чем сравнивать: я был на футболе и в Греции, и в Аргентине. Черногория — это же Балканы, а там такое случается постоянно. Я не говорю, что это хорошо — это ужасно. Полиция сделала всё, что смогла, но главная и самая серьёзная проблема в том, что стадион попросту старый и на нём довольно тяжело полностью сдерживать такой натиск толпы. Может, на более современной арене это было бы проще и удалось бы избежать подобного. Ну а если и это не поможет и такие штуки продолжатся, то я думаю, что рано или поздно на Балканах всё закончится так же, как в Аргентине, где вокруг гостевых секторов есть ров и колючая проволока. Или даже как на стадионе «Марсело Бьелса» клуба «Ньюэллс Олд Бойз», где просто закрывают сектора ультрас сверху сетками, чтобы ничего не бросали — получается фактически клетка. Ну а если ничего не помогает, то что делать ещё?