Кристина Подрезова поговорила с одним из создателей серии фильмов «Surf in Siberia» Константином Кокоревым о том, чем опасен сёрфинг на Курилах и Северном Ледовитом океане, а также зачем ему самые холодные волны на свете.
— Раньше я профессионально занимался сноубордингом, но всё время мечтал попробовать сёрф. Когда попробовал, начал им увлекаться, познакомился с разными приятными людьми. С ними мы все наши фильмы и делаем. Первый фильм, который мы сняли (называется «Первая волна») был про дауншифтеров — все они катались в Доминикане, на Бали, во Вьетнаме. Финальную часть снимали во Владивостоке, там был первый чемпионат по сёрфингу. Я, конечно, подозревал, что в России есть волны, но никогда их не видел. И когда мы туда попали, то испытали очень необычные ощущения. Ведь мы были в России, вокруг говорили по-русски, у всех менталитет русский.

 

Сёрфинг в России ни с чем нельзя сравнить. Я — «зимний» человек, всё-таки 10 лет отдал сноубордингу, видимо, поэтому зимний сёрфинг мне понравился больше. Тут я не мечтаю покорить самую огромную волну, не пытаюсь поймать как можно больше волн, как на Бали. Тут я по-настоящему наслаждаюсь самим процессом. Так что кино «Surf in Siberia» мы снимаем про нас, наше настроение, эмоции. Про то, чем мы живём.

Сейчас уже многие привыкли к сёрферам в Сочи — и даже на Камчатке. Но вот когда мы приехали на Курильские острова, мы увидели, что для местных это оказалось настоящим шоком. Там что морские котики, что люди, — все одинаково реагировали на наше катание. Но потом шок прошёл, все нас поддерживали, просили сфотографироваться.

— Я давно понял, что не хочу совмещать любимое дело с бизнесом. Я не могу учить людей кататься на сёрфе, улыбаться им, а через час не помнить, кому улыбался. Я не хочу смешивать сёрфинг, работу и бизнес просто потому, что уже однажды связал — занимался сноубордингом, устраивал поездки, учил людей. Но обратная сторона бизнеса стала перекрывать все мои светлые ожидания от поездок. Так что с сёрфингом я решил пойти другим путём и из этого всего не хочу делать коммерческий проект. Просто чтобы относиться к этому всему с душой.


У меня нет любимого спота, точнее, можно так сказать: все споты любимые, потому что все разные. Владивосток, Чёрное море, Прибалтика, Северный Ледовитый океан, Курилы — все они разные по эмоциям, по людям, невозможно выделить что-то одно. Сейчас мы снимаем фильм про Северный Ледовитый океан, там сурово, очень холодно, опасные споты. Я думаю, это будет самая яркая часть из всех эпизодов.

Мы катаемся в совершенно диких местах, ты не знаешь, где камни, рифы, какие подводные течения могут быть. Опасно ещё и потому, что если что-то случится, никто тебе не поможет, никто не полезет за тобой в воду. Много сложностей может быть. На Курилах мы жили в палатке. Однажды проснулись утром, вышли, а рядом огромный след медведя на снегу. Кто знает, что у него было на уме! Ещё может так сильно свести ноги судорогой, что ты просто не сможешь выбраться из воды. Опускаешь их в воду, сидя на доске, тебя сносит, а вернуться на берег не можешь. Самая опасная ситуация произошла летом с Сергеем Расшиваевым, когда он с камерой нырял в Северный Ледовитый океан. Его замыла очень большая волна, и он чуть не утонул. Я думаю, мы расскажем об этом случае в нашем следующем фильме.

Чтобы хватило сил на катание, нужно плотно поесть, хотя бы за час до того, как идёшь в воду. К тому же мы тратим кучу энергии на то, чтобы просто согреться в холодной воде. Но главное — не переедать. Обычно мы предпочитаем местную пищу: икру и рыбу — на Камчатке, на Кавказе — национальную еду. Иногда бывает: наешься люля-кебаба — и даже в воду идти не хочется.

Ко всем поездкам мы долго готовимся, покупаем специальную одежду, оборудование, камеры, термосы. Подготовка требует много сил, финансово затратна, но оно того стоит.

 

Только на первый взгляд — это просто красивые картинки. Можно вырезать любой кадр из фильма и поставить в рамку. Но за этим всем стоит гигантский труд всей команды. В том числе и мой — я монтирую ночами, переживаю, ищу средства, чтобы оплатить поездку. Плюс ещё нужно на месте организовать людей, заинтересовать, чтобы все работали, у всех горели глаза. Если этого не делать, то ни энергетики, ни красивых кадров не будет.