Двукратная серебряная медалистка Олимпиады в Рио, гимнастка Мария Пасека рассказала нам, каково это — жить круглый год на спортбазе, тренироваться три раза в день и выступать на соревнованиях, когда жутко болит спина и хочется всё бросить.
— Мне было шесть лет, когда я впервые увидела девочку, которая прыгает на батуте. Я увидела её по телевизору и сразу сказала маме, что хочу так же — хочу прыгать. Маме идея не понравилась — она пыталась отговорить меня, но потом, когда я закатила истерику, ей пришлось уступить и записать меня в секцию. Собственно, с тех пор и вот уже 15 лет я и занимаюсь гимнастикой. Да, у меня были моменты, когда хотелось всё бросить, даже были моменты (точнее, момент), когда я всё бросала и уходила прыгать на дорожке — правда, это дело мне быстро наскучило. Я вернулась в гимнастику и в 2015 выиграла чемпионат Европы и чемпионат мира. И если до этого года мне всегда говорили, что я могу лучше, то в 2015-м я выложилась на все сто процентов. Выложилась и выиграла. Это был самый классный год. Меня тогда очень поддерживала мама, она говорила: «Ты умница! У тебя всё получится!». Я поверила ей и у меня действительно всё получилось.

 

Я убеждена: желание и стимул — вот два фактора, без которых невозможно ничего достигнуть, ни в спорте, ни в жизни. Но при этом не нужно зацикливаться на победе. Ты просто должен каждый раз выходить на помост и каждый раз делать своё дело, не думая о том, какое место хочешь занять. Если настраивать себя исключительно на «золото», то можно просто «перегореть» — и в итоге уже ничего не получится. Или получится, но не так, как ты хотел. Так что не стоит забивать себе голову ненужными вещами — то, что ты натренировал, то и делаешь на выступлениях. Всё. А как именно ты это сделал, решают уже судьи.

У меня уже давно болит спина. Но сейчас, перед Олимпиадой, ситуация усугубилась. Я старалась не обращать внимания на боль, но на фоне общей усталости у меня произошёл срыв — спина болела ужасно, хотелось всё бросить и никуда не ехать. Мне было тяжело, но в итоге я успокоилась, взяла себя в руки и улетела в Рио.
Подготовка к Олимпиаде не отличается от подготовки к другим соревнованиям — у нас есть готовая программа, которую мы просто «обкатываем». Да и сам тренировочный процесс не меняется — тренируемся и отдыхаем мы в обычном режиме, просто контрольных тренировок становится больше. Если есть ошибка, то её нужно проработать так, чтобы всё было идеально. При этом нельзя всегда быть на пике формы. Перед соревнованиями ты вкладываешь всего себя в подготовку и потом, когда уже всё позади, несколько недель ходишь как овощ. Без сил и без тонуса. Но время идёт, ты постепенно восстанавливаешься и начинаешь заново набирать форму. А потом всё повторяется.

 

В начале года мы обсуждаем с тренером наши главные цели и продумываем, как их можно достигнуть. Обычно наш день начинается с зарядки, она длится примерно до полдевятого, потом мы завтракаем, отдыхаем (чаще всего спим) и идём уже на вторую (основную) тренировку — с 11:00 до 13:30. Затем мы обедаем, опять отдыхаем, и в 16:30 нас ждёт последняя, третья тренировка. При этом мы всегда ориентируемся на собственные ощущения: условно, если я сегодня понимаю, что могу прыгать, то прыгаю, если нет, то делаю «школу». Например, если я всегда прыгаю «рондат — фляк — два с половиной», то «школа» — это когда я прыгаю только «рондат — фляк». То есть я отрабатываю первую часть прыжка, чтобы во второй его части мне было проще.

 

В таком режиме мы тренируемся до четверга — потом у нас только одна основная тренировка, уже без зарядки, и полдня на отдых, а в субботу мы работаем только в тренажёрном зале.

Упражнения в зале мы называем «подкачкой» — тренер говорит каждой гимнастке, что она должна сделать. Обычно мы подтягиваемся, отжимаемся, прыгаем со скакалкой, приседаем со штангой, качаем икры, пресс и спину. Иногда тренер понимает: для некоторых девочек этих упражнений недостаточно — тогда он даёт им дополнительные задания, которые нужно уже сделать самостоятельно.

Главное в гимнастике — это техника и координация, спортсмен не должен теряться в пространстве во время прыжка. Нужно быть очень хорошо физически подготовленным и развитым, но тем не менее сильно качаться тоже нельзя, так как тяжёлая мышечная масса будет только мешать.
После субботней тренировки вечером нас отпускают домой. На выходных (выходные — это те полтора дня, что нам отводятся на отдых) я люблю гулять с друзьями, ездить на природу и ходить в кино. Но на этом мои увлечения не заканчиваются. Так получилось, что всё детство я провела с папой, который просто обожает машины и мотоциклы. Несложно догадаться, что его страсть передалась и мне — я очень люблю машины.

 

В понедельник нужно возвращаться обратно на спортбазу — как вы понимаете, полностью восстановиться за такой короткий промежуток времени очень сложно. А полноценный отпуск бывает только после Олимпиады и чемпионата мира, и так как его продолжительность определяют тренеры, то отдыхаем мы всегда по-разному. После Олимпиады, например, отпуск может продолжаться год или полтора, а после чемпионата мира — максимум месяц, но чаще всего дают не больше двух недель.

 

С питанием у нас всё индивидуально. Всё-таки у всех разный обмен веществ (точнее, его интенсивность) — кому-то нужна диета, а кому-то нет. Я, например, никогда ни на каких диетах не сидела, у меня и без них всё в порядке. Да, и едим мы преимущественно в столовой. Но иногда, когда хочется, можем позволить себе каких-нибудь сладостей или чипсов. Хотя я такую еду не очень люблю, поэтому покупаю её нечасто. И тем не менее мы все знаем, сколько должны весить, и сами следим за тем, чтобы не выходить за рамки дозволенного.

Скоро мы улетаем в Испанию на восстановительные сборы — будем отдыхать и восстанавливаться. Едем всей командой: если у нас и есть конкуренция, то только в зале, а за его пределами мы друзья.

 

Про планы на будущее пока сказать не могу. После Испании поеду в Германии — буду заниматься спиной. Так что во многом моё будущее зависит от тех результатов, которые меня ждут в Германии — от них-то и буду отталкиваться. Так что пока всё под вопросом. Но вперёд стараюсь не забегать, так как считаю, что сначала надо решить первостепенные задачи. А первостепенная задача сейчас одна — здоровье.