В 17 лет Оксана Чусовитина выиграла первое олимпийское золото. В 27 она вынуждена была бросить всё и уехать в Германию, чтобы попытаться вылечить своего маленького сына от лейкемии. Сейчас спортсменке 41, на её счету семь Олимпиад (это рекорд для спортивной гимнастики!), а она даже не думает останавливаться.
За все годы в спорте Оксана успела выступить в составах сборных трёх стран: СССР, Германии (соревновалась под немецким флагом, пока сын находился на лечении и реабилитации) и родного Узбекистана, куда вернулась сразу, как только врачи подтвердили, что болезнь отступила. В её активе 11 медалей чемпионатов мира, 2 олимпийские награды и запись в Книге рекордов Гиннесса — как у единственной в истории гимнастики участницы семи Олимпийских игр. Оксана рассказала нам, что считает самым важным в жизни, как успевает всё и почему не бросает спорт.

О вдохновении

— Мама ведь была против моих занятий гимнастикой. Но решающее слово было за папой. Он сказал: «Если ей нравится, путь занимается. Не трогайте её». А мне он говорил вот что: «Когда ты что-то делаешь, будь готова отдавать этому делу всю себя. А иначе нет смысла и начинать». Я эти слова помню до сих пор и буду помнить всегда. Они мне очень помогают не только в спорте, но и вообще в жизни.
В первый раз я пришла в зал вместе с братом. Он тогда ходил на тренировки, а я не могла дома одна оставаться — из садика выгнали за плохое поведение. Ну и приходилось ему меня с собой брать. Потом я целый год ещё мужской гимнастикой занималась, прежде чем перешла в «девчачью».

Спрашивают, конечно, часто — зачем я всё это делаю? Не собираюсь ли уходить? Что мне ещё нужно? С гимнастикой обычно заканчивают в более раннем возрасте. А меня тянет в зал. Мне нравится всё это. Нравится выступать, тренироваться. Я каждый вечер жду, когда же наступит завтра, чтобы доделать всё то, что не успела сегодня.

О мечте

Не знаю, может, это с годами приходит. А может, у меня просто характер такой. Занятия спортом постоянно дают мне какую-то мечту. Добился одной цели — ставишь новую. Потом ещё. Всегда ведь будет что-то, чего ты ещё не достиг. Новые элементы, новые прыжки, новые программы. Мне очень не хочется потом остаток жизни сожалеть о том, что я побоялась замахнуться на что-то более сложное.

В зале я вынуждена была хотя бы ненадолго отвлекаться, концентрироваться на том, что я делаю. И в больницу к сыну я возвращалась уже другой. У меня было больше сил. Думаю, что это помогло и мне, и моему ребёнку.
Сейчас главная мечта — это выиграть олимпийскую медаль в составе сборной Узбекистана. Обещать или загадывать, конечно, не буду. Но ведь я возвращалась в Узбекистан в том числе и для этого. Мне важно сделать что-то для страны, в которой я родилась и росла. Немцам я тоже очень благодарна, в первую очередь, за здоровье моего сына. Вот только мне кажется, что всё, что я могла дать Германии в плане спорта, я уже отдала.

О главном

Когда Алишер заболел, ему было три года. Малыш совсем. Появилась возможность лечить его в Германии. Но на это нужны были огромные деньги. Настолько большая сумма, что даже если бы я участвовала во всех соревнованиях по всему миру, мне бы не удалось заработать такие деньги. Нам предложили переехать и оформить немецкое гражданство. В этом случае страховка покрывала бы лечение ребёнка. И мы приняли решение ехать.
Сначала нас лечили. Потом были долгие пять лет регулярных проверок и опасений, что болезнь может вернуться. Врачи постоянно держали сына на контроле, делали анализы. В Германии мне не ставили никаких условий, что, мол, мы дадим тебе гражданство, только если ты будешь продолжать выступать. Нет. Но я не бросала гимнастику. Потому что, знаете, когда целыми днями находишься в детской больнице… Это не дай бог испытать никому. И я продолжила заниматься спортом, чтобы просто не сойти с ума. В зале нужно было хотя бы ненадолго отвлекаться, концентрироваться на том, что делаешь. И в больницу к сыну я возвращалась уже другой. У меня было больше сил. Думаю, что это помогло и мне, и моему ребёнку.

Из семи Олимпиад, на которых я была, больше всего мне запомнились Игры-2008 в Пекине. И не потому, что я на них хорошо выступила и выиграла серебро в личных соревнованиях. А потому что я вернулась после соревнований домой, и мне сказали, что мой сын полностью здоров. Я всегда говорила и буду говорить: ни одна медаль, ни одно достижение в жизни — ничто не сравнится с тем, что ты чувствуешь, когда тебе говорят, что твой ребёнок жив и с ним всё хорошо.
Папа говорил мне вот что: «Когда ты что-то делаешь, будь готова отдавать этому делу всю себя. А иначе нет смысла и начинать».

О тренировках

Не люблю рано просыпаться. Поэтому тренировки я начинаю обычно часа в два — до этого пытаюсь расправиться с другими делами — и занимаюсь до пяти-шести часов вечера.
Чем больше тренируешься, тем лучше ты знаешь себя, знаешь, какая тебе нужна нагрузка, как сделать тренировку максимально эффективной. Раньше, например, я очень много времени тратила на разминку. Мне казалось, что если всё сделать быстро, это будет означать, что я недостаточно тренировалась. Сейчас я точно знаю, сколько времени мне нужно на подготовку.
Такое знание себя, внимание к своему организму помогает планировать своё время, распределять его так, чтобы хватало на всё: и на работу, и на то, чтобы побыть с ребёнком, и на перелёты, которых сейчас довольно много. В планах только на ближайшие два месяца, например, этапы Кубка мира в Канаде, в Баку, в Дохе.
Я каждый вечер жду, когда же наступит завтра, чтобы доделать всё то, что не успела сегодня.

О страхах

Иногда меня спрашивают, боюсь ли я жизни без спорта — и, может, поэтому не завершаю карьеру. Но это не так. Я знаю, чем могу заниматься, когда перестану выступать. И уже понемногу этим занимаюсь — участвую в мастер-классах для детей, провожу тренировки. Дело не в этом. Просто пока есть силы, желание пробовать что-то новое и цели, пока я с удовольствием иду в зал, почему бы не продолжать заниматься спортом?
А вот чего я по-настоящему боюсь, так это высоты. И ещё у меня очень плохой вестибулярный аппарат. Я поэтому не могу кататься ни на каких американских горках. Все смеются, но меня начинает тошнить. Спросите, как же с таким вестибулярным аппаратом в гимнастике? А вот хорошо! Когда сама кручусь, сама контролирую и всё это на земле — переношу нормально. А вот если высоко, да ещё и крутится всё… В общем, прыжками в воду мне никогда не заниматься. Ужас, я сейчас представила, если бы, не дай бог, меня отдали на прыжки в воду. Что бы я делала?!