Режиссёр, продюсер, активист, фотограф, обладатель «Эмми» за документальный сериал «Китовые войны» Эрин Калмз проведёт трёхдневный воркшоп в рамках международного документального экофестиваля ECOCUP. В связи с этим мы попросили Эрин рассказать, как фильмы помогают менять реальность и почему страсть важнее таланта.
— Я никогда не хотела специализироваться исключительно на документальных фильмах и тем более не хотела, чтобы мои работы принадлежали к какому-то конкретному жанру. Существует много способов рассказать свою историю так, чтобы она стала катализатором глобальных перемен в обществе, но из-за того, что документальное кино не нравится массовой аудитории (а значит и не нравится продюсерам), оно не выходит в широкий прокат и не получает существенной финансовой поддержки. Тем не менее решение есть всегда. Если вы придумаете грамотную информационную кампанию, которая в полной мере раскроет суть вашего замысла и его значимость для общества, то затраты, скорее всего, окупятся. По крайней мере вероятность этого существенно вырастет.

 

До того как с головой уйти в документальное кино, я работала фотожурналистом и иногда принимала участие в таких крупных коммерческих проектах, как «Самолёт президента» с Харрисоном Фордом. В общем, уже в 96 году я поняла, что всё зависит от качества — только качественный проект может привлечь зрителя.

— Когда я решила снять свой первый фильм «Китовые войны», я знала: то, что происходит, неправильно и скоро настанет время перемен. Мне казалось, что зрителям будет интересно посмотреть фильм, который предвосхищает эти перемены.
Документальное кино — это результат любви, вдохновлённой страстью и, как ни странно, несправедливостью. Если документальным фильмам порой не хватает качества (про причины я уже говорила выше), то они с лихвой компенсируют этот недостаток очевидной социальной значимостью. Я в принципе убеждена, что нужно использовать все возможные ресурсы для того, чтобы рассказывать важные жизненные истории. Даже фото в «Инстаграме» может быть таким же интересным и информативным, как полнометражный фильм.
Главное качество, которым должен обладать режиссёр документального кино, это страсть — он должен всеми способами стараться донести правду. Ведь чаще всего документальные фильмы показывают реальную жизнь и несправедливость, которая в ней царит. Режиссёр должен использовать все свои знания и все доступные ему технологии для того, чтобы показывать правдивую картину происходящего. Страсть в сочетании с опытом способна раздуть по-настоящему яркое пламя, которое в прямом и переносном смысле поможет осветить даже самую сложную проблему.

 

Но это ещё не всё. Терпение, уважительное отношение и эрудированность — без этих качеств режиссёру никуда. Нужно разбираться в политике, следить за тем, что происходит в мире, задавать правильные вопросы и окружить себя умными, творческим, весёлыми и надёжными людьми. Всё-таки человек — не остров, он не существует вне мирового сообщества.

— Вокруг очень много талантливых людей, поэтому соберите команду из тех, кто много работает и часто смеётся. И помните: страсть важнее опыта. Ничто так не впечатляет, как человек, который получает удовольствие от того, что он делает.
Многие искренне верят, что лишь отважный человек способен на смелые поступки. Но на мой взгляд, это не так. Обычные люди создают перемены каждый день и при этом не сопротивляются страху. «Тренируй себя отпускать всё, чего ты боишься потерять», — говорил мастер Йода. Для меня отвага — это не синоним успеха. Будьте ранимым, дерзким и любопытным — относитесь с уважением к окружающему миру, и вы найдёте истину.

 

Истину не напугаешь смелостью, её можно познать только через любовь.

— Успех — это не вопрос одного дня. Мой путь — это результат сотен неудач. Я убеждена, моя сильная сторона — это отсутствие страха оступиться. Ведь как говорила Коко Шанель: «Успеха чаще всего добиваются тот, кто не знает, что поражение неизбежно». Неудача — это всего лишь разновидность трудностей, которые в конечном счёте помогут вам найти путь к тому, что вы ищете.
Нельзя сказать, что главные герои всех моих фильмов животные. Животные, охрана и сохранение окружающей среды являются важными компонентами печального рассказа о надвигающемся исчезновении. Нашем исчезновении. Так что мои фильмы прежде всего о людях — о взаимодействии человека с природой и отношении к её ресурсам. И для меня очень важно, что моя работа не только отражает реальность, но и помогает изменить её в лучшую сторону.
Мы видим это снова и снова — войны, массовое истребление редких животных, дети, работающие в горнодобывающей промышленности, и ненасытная жадность бестолковой элиты. Но как ни странно, именно после урагана или наводнения в людях просыпается человечность. Это сложно осознать и ещё труднее с этим смириться. Я не понимаю, почему нужны катастрофы, страдания, трагедии и прочие зверства, чтобы пробудить человека в человеке.
— Человеческая способность любить даже в самых страшных условиях всегда была, есть и будет моим главным источником вдохновения. Но это то лекарство, которое сложно проглотить.
Я видела многое — войны, горячие точки, зоны конфликтов. Я была рядом с семьёй, которая только что потеряла дом — он полыхал в огне, и уже ничего нельзя было сделать. И сейчас я могу с уверенность сказать, что больше всего меня трогает — это человеческая стойкость и выносливость. Даже в самой сложной ситуации всегда есть место заботе, любви, участию, доброте и смелости.
Съёмки в открытом море — это вызов. Помимо обычного снаряжения, нужно ещё кучу всего — дополнительные камеры, дополнительные зарядные устройства. В общем, быть подготовленным — значит быть готовым при необходимости поднять «Титаник» со дна моря и при этом снять кино. Плюс, конечно же, важно собрать талантливую команду и запастись вином.

 

Даже самые большие корабли и острова очень быстро становятся маленьким.

 

Во время съёмок «Китовых войн» — документального сериала о незаконной охоте на китов в Южном океане — мы были вынуждены в течение шести дней стоять в открытой воде в окружении шельфовых ледников. И так как мы перекрыли браконьерским китобойным судам доступ к заправке, они решили протаранить один из наших кораблей. В машинном отделении образовались пробоины — мы начали тонуть. И пока я снимала всё происходящее с вертолётной площадки, один из членов экипажа китобойного судна бросил в меня гранату, которая приземлилась прямо у моих ног. В тот день мы действительно думали, что умрём.

 

Я сказала съёмочной группе, чтобы они упаковали все жёсткие диски с отснятыми за последние три месяца материалами и продолжали снимать. До последнего. И только когда наш корабль практически полностью оказался под водой, мы перешли на спасательный плот (продолжая при этом снимать). Я тогда очень отчётливо почувствовала близость смерти. Но несмотря на это я понимала: мы выполняем важную миссию, документируя всё происходящее.

Если мы уничтожаем и истощаем природные ресурсы — всё живое умирает. И мы в том числе. Лично я не хочу умирать.

 

Всегда нужно помнить: мы все — единое целое. Гармония заключается в единстве. Я не призываю отказаться от рыбы или от бекона. Пожалуйста, ешьте бекон. Ешьте рыбу, но только ту, потребление которой не нарушает устойчивость окружающей среды и не грозит ей исчезновением.

 

Я считаю, что мы все можем испытывать ту любовь, о которой я рассказывала выше — любовь, возникающую после конфликта, войны или утраты. Я верю, что мы можем измениться. Здесь и сейчас.