Сегодня впервые в истории стартовал грандиозный велопробег: старт в Москве и финиш во Владивостоке. Саша Гербер пообщался с участниками этой авантюры и выяснил, каким образом эти смельчаки собираются преодолеть такое невероятное расстояние — 9 200 километров. Вы только вдумайтесь. 9 200 километров.
Red Bull Trans-Siberian Extreme — это веломарафон-рекордсмен: расстояние 9 200 км даже не укладывается в голове. Это примерно 90 МКАДов, 13 трасс Москва — Санкт-Петербург и две с половиной полноценные гонки «Тур-де-Франс». Веломарафон стартовал 15 июля в 6 утра возле Большого театра. По идее, 6 августа райдеры должны доехать до финальной отметки аж во Владивостоке.
В соревновании участвуют три команды по два человека: по одной из России, Германии и Италии. Кроме того, 4 спортсмена из Бельгии, Великобритании, России и Австрии отправились в это авантюрное путешествие в одиночку, без какой-либо привязки к команде. Один из них — Денис Маджара. Денис занимался велоспортом в детстве, однако позже отдал предпочтение сначала единоборствам, а затем — марафонам (беговым, не вело). К велоспорту Денис вернулся относительно недавно. Накануне гонки он выглядел полностью сосредоточенным и от этого немного отрешённым.
 

Денис Маджара

не боится в одиночку пересечь всю Россию
— Целенаправленно готовиться к гонке я начал в ноябре прошлого года: сначала меня интересовали городские соревнования и марафоны, но когда я узнал, что открыта регистрация на эти соревнования, мои планы резко поменялись. Я стал гораздо больше упражняться на велотренажёре и даже приобрёл себе модель, на которой занимаются наши олимпийцы. Вся работа с длинными дистанциями — это моё, мне это по душе. Мы очень долго работали над технической составляющей: на таком велосипеде как у меня выигрывают гонку Париж — Рубэ, которую иначе называют «Дорога в ад», а это уже о чём-то говорит. После гонки планирую отправиться со своей семьёй на отдых.
Об особенностях подготовки Дениса рассказал Андрей — массажист, который входит в медицинский штаб гонки. Он будет наблюдать за велосипедистами на протяжении всего маршрута.
Денис Маджара готовится ежедневно: он ездит на велосипеде на работу и домой, тренируется в обед. Время от времени он устраивает себе ночные тренировки с 10 вечера до самого утра, также занимается йогой и медитирует для того, чтобы подготовиться духом: Денис едет один, а не в команде, и это очень тяжело для психики. В данной ситуации психическая подготовка стоит наравне с физической: Денису предстоит мало спать и много ехать ближайшие 23 дня. В принципе, подготовка и должна быть суровой: чем тяжелее тренировки, тем легче само соревнование. Это относится ко всем гонкам без исключения.
Андрей массажист
Паола Джианотти — известная во всём мире велопутешественница. Её главное достижение — кругосветное турне на велосипеде — даже хотят включить в Книгу рекордов Гиннесса. Однако для того, чтобы прийти к финишу в установленный срок, ей необходимо двигаться в два раза быстрее, чем во время кругосветки. За день до гонки на велосипеде через всю Россию она немного взволнована, но уверена в себе на все сто.
 

Паола Джианотти

в прошлом году совершила кругосветное путешествие, проехав 29000 км на велосипеде
— Я не боюсь российской глубинки, наоборот, мне очень интересно посмотреть на неё — там есть невероятно красивые пейзажи. Правда, я немного переживаю по поводу дорог: ходят слухи, что они, мягко говоря, не самые гладкие. Я интенсивно тренируюсь последние 6 месяцев, подготовке уделяю от 3 до 5 часов в день минимум. Также я следую строгой диете: ограничиваю себя в жирах, углеводы употребляю только утром. В гонке меня будут сопровождать три друга: один из них — механик, другой — оператор, а третий — мастер на все руки, он будет помогать с едой и ориентированием на местности.
Участники российской команды спокойны и расслаблены, они ведут себя так, будто поездка через всю Россию на велосипеде — как за хлебом сходить. Тем более что состав этой команды впечатляет: сплошь олимпийские чемпионы.
 

Иван Ковалёв

чемпион мира по велогонкам на треке, двукратный участник Олимпийских игр
— Я готовлюсь к велопробегу сам, у меня нет возможности нанять диетолога: я ем то, что приходится, готовлю себе сам или перекусываю в кафе. Две недели назад я очень сильно упал и всё это время не мог тренироваться, но мышечная память работает всегда — ноги сами понесут меня, в этом я уверен. Перед такой гонкой нет смысла интенсивно упражняться: если бы речь шла о высоких скоростях, то были бы нужны специальные тренировки. Мы же будем двигаться с невысокой скоростью, поэтому самое главное — психологически подготовиться и правильно рассчитать свои силы. Мне вообще не страшно, с чего это я должен бояться? Тем более что мы едем в команде с Михаилом Игнатьевым.
 

Михаил Игнатьев

золотой призёр Олимпиады 2004, бронзовый призёр Олимпийских игр в в Пекине, участник «Тур-де-Франс» и «Джиро Д’ Италия»
— Я больше всего переживаю за людей, которые едут в одиночку. Из них до финиша может даже никто и не добраться. С командой такой проблемы нет: если в дороге что-то случится, то товарищ сможет тебя подменить. Нам нужно ехать как можно дольше с ровным темпом: все этапы очень длинные. Кроме нас, профессиональных велогонщиков, насколько я знаю, нет, но многие участники давно готовятся к этому состязанию. Мы с Иваном узнали о нём всего месяц назад. Но я думаю, что мы — фавориты. Также меня сопровождает друг, с которым мы вместе начинали заниматься велогонками, но много людей взять нельзя — в машине сопровождения нужно отдыхать, кроме того, там должен уместиться запасной велосипед. Велосипеды у нас шоссейные — дорога, в принципе, не такая уж и плохая.
Как бы спортсмены не были уверены в своих силах, такая гонка — тяжелейшее испытание даже для подготовленного организма. Врачи, которые будут следить за здоровьем атлетов во время марафона, предупреждают: такое под силу только настоящим суперменам.
Если бы среднестатистический человек попробовал проехать до Владивостока на велосипеде, я думаю, он бы сошёл где-то через 1 000 км. Даже профессиональному велосипедисту нужна специальная подготовка. Спортсмены же готовятся постоянно, участвуя в «маленьких» мероприятиях — марафонах на 2 000 км, на 1 500 км, на 800 км и т.д, некоторые из них увлекаются триатлоном.
Василий Турчинский главный врач веломарафона
Шоссейные велосипеды, на которых предстоит ехать гонщикам, выглядят довольно утончённо, но подойдут ли они для езды по дороге общего пользования? Всё-таки о качестве российских дорог слагают легенды, и если не каждому автомобилю под силу такой маршрут, то велосипед и вовсе оказывается в группе риска. Кроме того, как защитить велосипедиста от возможного столкновения с невнимательным водителем? Сейчас расскажем.
— За каждым спортсменом закреплена машина: она, с одной стороны, защищает гонщика от несуразных водителей, с другой — там хранятся продукты и спальные принадлежности. Если у гонщика есть группа поддержки, то она тоже следует в технической машине. Есть один нюанс: обыватели думают, что шоссейные велосипеды очень хрупкие, а это совершенно не так. Хороший шоссейник по прочности не уступает горному велосипеду. Правда, узкие колеса могут пробиться на ямах и выбоинах, но если правильно, до упора накачать шины, этот сценарий полностью исключён.
Сергей Даутов продумал все технические нюансы веломарафона
«Челленджер» желает удачи всем гонщикам и восхищается их смелостью и крутостью. Всё-таки чтобы добраться до Владивостока к 23 августа, им в день придётся преодолевать расстояние в 230 километров. А это совсем не шутки. Энивей — до встречи в Москве, друзья!
Если вам понравилcя этот материал, можете подписаться на нашу страничку в «Фэйсбук» или «Вконтакте». С нами вы будете знать, как следить за своим здоровьем, и станете таким красивым, что все вокруг просто обзавидуются.

 

Наш сочный Instagram — вот по этой ссылке.