Главред The Challenger Маша Командная побывала на презентации новых технологий компании Nike в итальянской Монце и убедилась — предела человеческих возможностей, как и предела совершенства, не существует.
«Сам я пробегаю марафон за два часа девятнадцать минут», — рассказывает Брэт Шульмистер, который в компании Nike отвечает за инновационные технологии и, не поверите, за скорость. Так было всегда: компания по всему миру собирала неравнодушных к бегу людей, которые должны были двигать индустрию вперёд. Вот и сейчас им в голову пришла гениальная идея — которая, как и все гениальные идеи, сперва кажется невероятной. Выбежать марафон из двух часов.

 

Мировой рекорд на дистанции 42 километра 195 метров принадлежит кенийцу Деннису Киметто — он установил его на Берлинском марафоне в сентябре 2014 года. Время: 2 часа 2 минуты 57 секунд. Кажется, что это и есть предел человеческих возможностей. Ребята из Nike утверждают обратное. Я задаю вопрос читателям в своём твиттере: как думаете, это реально — пробежать марафон быстрее двух часов? Получаю в ответ следующее: либо нет, либо через сто лет.

 

Но рекорд должен быть побит уже в этом году. Скорее всего, в мае. Возможно, придётся подождать — но в любом случае это будет грандиозное событие. Рассказываю.

Компания Nike разработала специальные кроссовки — они не похожи ни на одну модель, которая выпускалась до этого. Называются Zoom Vaporfly Elite. У них даже свуш на подошве! Но это, конечно, не главное. Главное — технологии, которые были использованы при их производстве.

 

Zoom Vaporfly Elite будут доступны только трём бегунам — о них я расскажу чуть ниже. В магазины же поступят родственные модели, также вдохновлённые скоростью и мечтой преодолеть границы человеческих возможностей. Они разработаны специально для того, чтобы улучшить результаты любого бегуна — от придвинутого марафонца до новичка, который осваивает свои первые дистанции. В линейке — модели для разных дистанций и типов бега. Аэродинамическая форма пятки, динамическая сетчатая верхняя часть кроссовка без швов, использование карбона в стельке, который позволяет сохранять энергию при сгибании стопы — всё это сделано для нас с вами.

Ну и я не могу не обратить внимание на цвет этих кроссовок. Дело даже не в том, что небесно-голубой — мой любимый цвет, а в том, какими нежными на вид получились эти кроссовки. Только в таких — ставить рекорды и покорять человеческие сердца.
Ставить рекорды будут трое. Кениец Элиуд Кипчоге — олимпийский чемпион Рио в марафоне (результат — 2:08:44, но там был сложный рельеф трассы); Зерсенай Тадесе — единственный в истории Эритреи призёр Олимпиады и действующий обладатель двух мировых рекордов, в беге на 20 километров и в полумарафоне; наконец, Лелиса Десиса из Эфиопии — многократный победитель марафонов и полумарафонов по всему миру. 
— Я могу набрать фантастическую форму, тщательно подготовиться к забегу, но главное — это форма психологическая, настрой на гонку. Нужно верить в то, что мы сможем сломать барьер и выбежать марафон из двух часов. Если мы правильно настроимся на это, у нас всё получится.
Элиуд Кипчоге олимпийский чемпион Рио в марафоне
В этом году эти трое соберутся для того, чтобы совершить ИДЕАЛЬНЫЙ забег. Идеальный — во всех смыслах. Бежать они будут в итальянской Монце — там находится самый известный в Италии автодром. Монца — это красота (и нежно-голубое небо цвета Zoom Vaporfly), скорость, асфальтовое покрытие, стабильная погода и подходящий перепад высот (183 метра). В течение нескольких месяцев трассу как раз должны успеть сертифицировать для того, чтобы мировой рекорд был засчитан. Над этим рекордом работает огромная команда — и это не только бегуны и разработчики кроссовок.

 

Учитывать приходится огромное количество факторов. Например, вот как во время забега бегунам будут подавать воду? Хороший вопрос. Хотели, чтобы подносчиками воды были мотоциклисты — но Международная федерация лёгкой атлетики может не утвердить такой вариант.

Спортивные психологи, нутрициологи (профессия, которая прекрасна знакома всем читателям сайта The Challenger), биомеханики, инженеры — все они составляют большую команду Breaking2. Я вот, если честно, не сразу поняла, в чём разница между биомеханиками и инженерами. Биомеханики изучают человеческое тело (в данном случае — тела Кипчоге, Тадесе и Десиса), влияние на него окружающей среды, его поведение в пространстве. Инженеры скорее сконцентрированы на самой трассе — и они тоже дают ценные советы.
Сейчас вовсю решается, как на дистанции вести себя пейсерам. Они должны будут забрать на себя максимальное сопротивление ветра — но при этом не мешать нашим бегунам.

 

Не мешать им должна и одежда. Многие марафонцы (причем не только олимпийские чемпионы и победители Мэйджеров) жалуются на то, что одежда во время забегов постоянно натирает и на самом деле мешает бежать. Для Кипчоге, Тадесе и Десиса разработали специальную форму. Тканевая текстура выполнена в виде лезвий, которые рассекают потоки воздуха для улучшения аэродинамических свойств.

«Вы же всегда боролись за красоту, за цвет, за то, чтобы быть ни на кого не похожими. А тут — сплошной чёрный», — говорю я дизайнеру Nike. «Да, — отвечает он, — но во время ГЛАВНОГО забега с внутренней стороны футболки, по нижнему шву, у каждого бегуна будет вышита фраза, которая важна ему и только ему. Мы не будем афишировать это, но мы знаем, что эта фраза поможет ему двигаться ещё быстрее». Правильно же говорят, думаю я: дьявол — в деталях. И продолжаю мучить ребят вопросами.

Главный — зачем, зачем им всё это надо. Чтобы разрушить барьер, говорят они. Чтобы убедить бегунов по всему миру, что предел — это нечто, существующее в нашей голове, и только. Мне приводят в пример сэра Роджера Бэннистера. В 1954 году он первым в истории пробежал милю меньше чем за четыре минуты. Финишировав, он потерял сознание и упал в руки к медикам — а также доказал, что границы человеческих возможностей устанавливаем мы сами.

— Эта история должна вдохновить бегунов по всему миру. Если наша команда пробежит марафон быстрее, чем за два часа, то уже совсем скоро такие результаты будут показывать атлеты по всему миру. У них появится стимул, который до этого просто отсутствовал.


Брэд Уилкинс директор исследовательской лаборатории Nike

Почему-то я верю словам Брэда Уилкинса. А также верю в ещё одну историю, рассказанную им же. Nike спонсирует атлетов по всему миру. Прежде чем кроссовки попадают к потребителям, их модели тестируют профессиональные спортсмены. Например, бронзовый призёр Олимпиады в Пекине Шалан Флэнаган. Она тестировала в том числе и модель Zoom Vaporfly Elite. На следующий день после того, как ей под строжайшем секретом выдали эти кроссовки, она пришли на тренировку и заявила, что не могла спать. Почему, спросил её тренер. Потому, ответила она, что ей было страшно — вдруг ночью кто-то придёт и заберёт кроссовки.

 

Знаете что? Если бы у меня были такие кроссовки, то я бы тоже очень боялась, как бы их кто не утащил.

Совет от олимпийского чемпиона Элиуда Кипчоге всем марафонцам-любителям

Конечно, очень важно, во что ты одет во время тренировки или забега. Но одежда и кроссовки не пробегут за тебя всю дистанцию. Её пробежит твоё сердце.