Откровенный рассказ талантливой молодой спортсменки и амбассадора Black Monster Сони Фёдоровой о том, как она пришла в сноуборд, взобралась на вершину, а её успехи оказались не очень-то и нужны стране.
— У нас в России в так называемых мягких дисциплинах сноубординга каждый спортсмен сам за себя, организованной подготовки попросту нет. Тем не менее от нас ждут, что мы будем приезжать на соревнования и показывать какие-то результаты. Это именно то, чем я и занималась всё время.
Нам говорили: «Когда у вас появятся какие-то серьёзные результаты, тогда мы за вас возьмёмся, докажите, что вы того стоите». И когда я выиграла зачёт Кубка мира в слоупстайле, подумала: наконец-то возьмутся за наш вид, начнут поддерживать. А вместо этого условия лишь ужесточили.
Мне сказали, что теперь я обязана попадать в пятёрку Кубка мира. И поддержки финансовой тоже, собственно, не будет. Мол, вы молодцы, продолжайте в том же духе. Что я почувствовала? Опустошённость. Казалось, то, к чему я шла все эти годы, ровным счётом ничего не стоит. Была жутко расстроена и решила, что нужно что-то менять в жизни и, возможно, счастье совсем не в сборной. Нужно двигаться в каком-то другом направлении.
После того как в августе я, наконец, высказала все эти проблемы, реакция от Федерации сноуборда России, конечно, последовала. Буквально на следующий день мне позвонил-таки президент федерации, с которым раньше я не могла связаться. Со мной стали разговаривать, меня начали выслушивать. Примерно через месяц предложили поехать в Австрию, потренироваться там две недели. Правда, сказали: «После этого ты поедешь на Кубок мира и хорошо там выступишь». Две недели сборов в году? Для профессионального спортсмена этого недостаточно. Я отказалась и от старта, и от тренировок. Это не то, чего я добиваюсь — я добиваюсь комплексного подхода. Когда это происходило, я тренировалась в Новой Зеландии. Мне было настолько тяжело, что появлялось желание всё бросить.
Я не могла даже кататься на сноуборде. Поднималась на гору, делала один спуск и уезжала домой, потому что просто не могла прыгать.
Еду на трамплин и думаю: «Зачем мне это вообще надо?» Объезжаю его и начинаю плакать. Так продолжалось месяц, после чего я вернулась домой. Поняла, что мне нужно сделать перерыв, разобраться, зачем я это делаю, зачем мне нужно продолжать, обрести вдохновение. 

Сейчас в России тяжело быть профессиональной сноубордисткой, потому что у нас в стране нет возможности для тренировок именно уровня Кубка мира, нет подходящих трамплинов. И это тоже одна из причин, почему я начала эту, можно сказать, борьбу с федерацией. Парки у нас становятся всё хуже и хуже, федерация видит, что появляются результаты, но ничего не делает для развития молодёжи. Это у меня есть спонсоры, благодаря которым я могу позволить себе тренироваться, но у многих ребят, особенно в регионах, такой возможности нет.

Перерыв пошёл мне на пользу. Спустя пару месяцев без сноуборда я соскучилась по нему, проголодалась, можно сказать. Сейчас я снова еду в горы в Швейцарию, буду продолжать тренироваться и развиваться. Я не знаю, буду ли я потом в сборной или уже нет. Я просто люблю сноубординг, хочу развиваться. Пока что буду готовиться самостоятельно, приходить в нужную форму, чтобы в январе уже выступать на соревнованиях.

 

Если говорить о том, как я попала в сноубординг, надо отметить, что произошло это не в раннем возрасте. В целом детство у меня было разностороннее. Мой папа — тренер по спортивной гимнастике, я с ним часто ходила в зал, он меня чему-то учил, потом занималась и с тренером. Так что с координацией было всё в порядке. Потом я начала заниматься музыкой, окончила музыкальную школу и была уверена, что пойду в музыкальный колледж и стану рок-звездой.

 

Но лет в 13 я встала на сноуборд и пропала, поняла, что хочу быть крутой сноубордисткой, и всю свою энергию направила на это. В самом начале я брала папин сноуборд и ехала в «Снеж.ком», училась самостоятельно правильно съезжать со склона. Там есть и сноупарк, так что я смотрела, как ребята делают трюки и пыталась повторить. И пошло-поехало. Гимнастическая подготовка, которая была у меня в детстве, мне очень помогла, я знала, как правильно падать, как крутиться, можно сказать, что я сразу на шаг опередила других детей.

Сноуборд довольно травмоопасный вид спорта. Страх со временем никуда не пропадает, он есть всегда, когда ты пытаешься сделать какой-то новый трюк или берёшь более высокий трамплин. Но я научилась получать от этого волнения и мандража удовольствие. Если я делаю какой-то один и тот же трюк, я уже теряю чувство такого небольшого страха. И понимаю: да, давно его не было, пора бы сделать шаг вперёд.

 

Самое важное — это получать удовольствие. Кто-то получает удовольствие от того, что он сделал какой-то крутой трюк, снял его на видео, кто-то от того, что отобрался на Олимпиаду. Для меня Олимпийские игры никогда не были главной мечтой.

Сноубординг — это стиль жизни, я живу этим и наслаждаюсь, а спортивные соревнования и достижения — это бонус.

Не могу сказать, что я довольна на сто процентов тем, как я выступила на Олимпиаде (заняла 8 место в финале в слоупстайле. — Прим. ред.). Но я рада, что смогла справиться с тем волнением, собраться и просто выступить в тех погодных условиях. На соревнованиях на слоупстайле очень сильный был ветер, было реально опасно. У многих спортсменов отменили в тот день соревнования, у нас же решили провести.

 

В Корее вообще было очень и очень холодно. Несмотря на то что я занимаюсь видом зимним, я не очень люблю мороз, и мне было довольно тяжело на тренировках, приходилось себя обклеивать такими тёплыми подушечками. В таких условиях, когда ждёшь своей очереди наверху, тело начинает деревенеть, тяжело расслабиться и сделать свою программу на расслабоне. Но приходилось справляться.

Максимальный прогресс у меня происходит в весеннее время и осеннее, когда не совсем холодно, солнце светит и снег довольно мягкий. Я бы назвала сноубординг скорее весенним видом спорта, чем зимним. Потому что весна — это время, когда нужно себя выводить на новый уровень. У меня так и происходит, поэтому большинство своих трюков я учу весной, а зимой просто отрабатываю программу. 

Когда-то в школе у меня была тетрадка со сноубордистом, и та картинка всю жизнь была в голове и оказалась идеалом.
Сноуборд — это свобода, это то, где ты можешь проявить креатив, где ты можешь что-то своё внести, и это высоко ценится.