Герой России, летчик-космонавт Анатолий Иванишин о том, как исполнить свою мечту, если не всё получается с первого раза (спойлер — нужно попробовать ещё раз), и о том, как заниматься спортом в космосе.
— В детстве я не думал о том, чтобы стать космонавтом — хотел быть лётчиком, мечтал летать. Это моё любимое дело, и оно остаётся таковым до сих пор. Поэтому после школы решил поступать в авиационное училище. Но в первый раз не получилось — не прошёл медкомиссию по зрению. Целый год занимался специальными упражнениями для глаз, чтобы поступить со второй попытки. И поступил.
В космонавты тоже попал не с первого раза. Но здесь помешало уже не зрение — мешал рост. Оказался высоковат — 1 метр 82 сантиметра. Таких высоких в космонавты не брали. Ограничения сняли только через несколько лет. Я всё это время не терял надежды на то, что когда-нибудь всё-таки полечу в космос. Попробовал пройти комиссию снова. И всё получилось.

25 секунд невесомости

Подготовка космонавта к полёту может растянуться надолго. Даже последний этап, когда ты уже готовишься в составе экипажа, с которым должен лететь, занимает около двух с половиной лет. На Земле у космонавта формально обычный восьмичасовой рабочий день. Но мне этого недостаточно. Всем недостаточно, я думаю. Очень многое нужно изучить, ко многому подготовиться. Системы управления, основы навигации, подготовка к работе на МКС и проведению экспериментов (мы ведь учимся даже делать заборы крови для анализов у самих себя — я однажды на МКС только раза с шестого смог это сделать). Отработка навыков поведения на космическом корабле и космической станции. Английский язык должен быть на высоком уровне, чтобы ты мог беспрепятственно общаться с космонавтами из других стран. Физическая подготовка, конечно. Я всегда много занимался спортом: лёгкая атлетика, плавание, парашютный спорт — больше 500 прыжков с парашютом. У космонавта к общим физическим нагрузкам добавляются ещё и специализированные тренировки. Например, подготовка к пребыванию в невесомости. Создать условия невесомости на Земле  можно, например, на специально приспособленном для этого самолёте Ил-76 МДК. Состояние свободного полета в нём достигается за счёт движения самолёта по особой траектории и длится примерно 25 секунд. За один полёт такой режим невесомости можно выполнить около десяти раз. При этом внутри самолёта абсолютно безопасно — все стены обиты мягкими материалами.
Специальные тренировки разработаны и на случай внештатных ситуаций при приземлении. Космонавты учатся, что делать, если спускаемый аппарат приземлился на воду, как выживать в диких условиях и суметь дождаться спасателей даже в очень холодную погоду.
Когда находился на МКС, очень много тренировался, чтобы мышцы работали. Но ощущения при возвращении на Землю всё равно такие, как будто заново учишься ходить.

Звёздная велодорожка и горячие полотенца

Во время адаптации к невесомости человек испытывает космическую болезнь. Причина в том, что наш вестибулярный аппарат не приспособлен к пребыванию в таком состоянии. Симптомы космической болезни похожи на морскую болезнь — тошнота, головокружение, головная боль. Интенсивность ощущений различная в каждом конкретном случае. Кому-то приходится прибегать к медикаментам, я, например, справлялся сам. Вестибулярный аппарат долго привыкает и к возвращению на Землю. Раньше, когда я видел, что после приземления люди едва могут ступить два шага, думал, что они недостаточно тренировались, пока были на МКС, и теперь их подводят мышцы. Поэтому сам я, когда находился на Международной космической станции, к тренировкам подходил очень серьёзно — занимался много. Но ощущения при возвращении на Землю всё равно такие, как будто заново учишься ходить. И ничего с этим не сделаешь.
В первый раз я провёл в космосе 165 суток, во второй — 115. Это довольно много. Когда космонавт долго пребывает в состоянии невесомости, ему необходимо заниматься спортом по несколько часов в день, иначе мышцы не получают достаточной нагрузки. На МКС есть беговая дорожка. Чтобы заниматься на ней, нужно зафиксировать себя специальными ремнями — иначе вы будете просто перебирать ногами в воздухе. Крепления же помогают получить от тренировки эффект, похожий на тренировку на Земле. Есть велотренажёр. А в американском сегменте есть ещё и силовой тренажёр-трансформер, приспособленный сразу для нескольких видов упражнений: жимов, тяг, приседаний. Одно из них очень коварное — подъём на носки. Там перед выполнением необходимо определённым образом закрепить штангу. Все об этом периодически забывают, конечно. Не помогает даже наклейка с предупреждением на самом тренажёре. Я как-то тоже забыл. Ох, много сил потратил, когда потом оттуда выбирался. И ведь на помощь никого не позовёшь — вентиляция очень шумная, а станция большая, размером с футбольное поле. Пришлось справляться самому.
На заключительных этапах полета мы делаем дополнительные упражнения. Например, где-то за месяц до возвращения на Землю, космонавты периодически надевают на себя особое приспособление: оно похоже на штаны и называется «Чибис». Это специальный нагрузочный костюм, в котором создаётся разрежение, чтобы обеспечить отток крови к ногам. Так мы постепенно привыкаем к земным условиям.
Ещё один «костюм» называется «Пингвин». Он нагружает скелет человека. Для чего это? В условиях невесомости с позвоночника снимается вся нагрузка, естественные изгибы выпрямляются, позвоночник вытягивается. И человек в космосе растёт — может прибавить 5-6 сантиметров. Это не очень хорошо, особенно учитывая, что скафандр и специальное сиденье для космического корабля, в котором космонавт будет возвращаться на Землю, изготовлено по индивидуальным меркам. Когда мы носим «Пингвин», специальные резиновые тяги нагружают позвоночник и постепенно возвращают космонавта к его обычным параметрам.
Конечно, перед стартом космонавты напряжены. Да, все нештатные ситуации отработаны, всё готово. Но волнение всё равно есть — это же не на такси на работу съездить.
Душ после тренировки? Можно, конечно. Только как такового душа на МКС нет. Есть мыло, шампуни и полотенце, которое пропитывают горячей водой. Это полотенце и заменяет нам ванну.

Сконцентрироваться на работе, чтобы не бояться

Меня спрашивают, что я почувствовал, когда впервые увидел Землю из иллюминатора космического корабля. А я отвечаю, что любоваться было некогда. В первые часы полёта очень много работы. Да и наблюдать Землю из иллюминатора корабля не рекомендуется — это только усилит космическую болезнь. Со станции, конечно, смотрел. Особенно на родной Иркутск. Много фотографировал во время первой экспедиции. Но я не очень впечатлительный человек. И думаю, что для космонавта это скорее плюс, чем минус. Космос оставляет мало возможностей для эмоций — слишком много работы. Я мечтал о том, что прилечу на МКС и прочитаю там книжку, но даже на это времени не оказалось. Высыпался там легко — после пятичасового сна чувствовал себя бодрым. Но даже когда вставал рано, казалось, что время течёт слишком быстро из-за того, как много было дел.
То же самое с предполётным волнением. Конечно, перед стартом космонавты напряжены. Да, на Байконур мы приезжаем заранее, за 2—3 недели, а подготовку, как я уже говорил, вообще начинаем за несколько лет. Да, все нештатные ситуации отработаны, всё готово. Но волнение всё равно есть — это же не на такси на работу съездить. И в такой момент хорошо сконцентрироваться на том, что тебе нужно делать. Это помогает не поддаваться эмоциям.

Зарядка для космонавта

Небольшая круговая тренировка от астронавтов NASA. Перед началом рекомендуется сделать лёгкую трёхминутную разминку, а закончить занятие лучше всего упражнениями на растяжку. Основная часть тренировки выполняется в три круга.

  • подтягивания — 45 секунд;
  • отдых — 15 секунд;
  • приседания — 45 секунд;
  • отдых — 15 секунд;
  • прыжки с разведением ног в стороны («джампинг джек») — 45 секунд;
  • отдых — 15 секунд;
  • подтягивания — 45 секунд;
  • отдых — 15 секунд;
  • выпады — 45 секунд;
  • отдых — 15 секунд.