На прошлогоднем Московском марафоне Сева Большаков пробежал 42 километра в костюме Годзиллы. Но он решил на этом не останавливаться и снова всех удивил. На этот раз Сева проехал почти 180 километров на велосипеде. Зимой. Читайте, как это было.

— Вот уже год как я работаю на позиции продакт-менеджера в крупной российской спортивной компании. Одна из зон моей ответственности — одежда для беговых лыж. Вы удивитесь, но, согласно нашей статистике, только 30% лыжников выбирают одежду из ассортимента, предназначенного для этого вида спорта. Остальные предпочитают толстые куртки, утеплённые штаны. Я постоянно пытаюсь донести до персонала и до покупателей мысль, что одеваться можно и в тонкие слои, главное — делать это правильно. К сожалению, слов не хватает, а значит, нужно показать на собственном примере.
Ещё в начале зимы я задумал прокатиться на велосипеде на большое расстояние. Но в декабре и в январе световой день очень короткий. Сейчас, в феврале, солнце встает в девять утра и садится в пять — то есть в запасе есть восемь часов. Моя средняя скорость на шоссейном велосипеде — 30 км/ч. Я решил, что в холод, в длинной одежде, на покрышках с протектором я смогу поддерживать хотя бы 23 км/ч, а значит, успею проехать 184 километра. Так и родилась идея заезда Москва — Калуга (178 км).
По правилам я мог использовать только одежду для беговых лыж adidas. В мой комплект входили тайтсы с ветрозащитным передом и небольшим начёсом, штаны softshell с дышащей поверхностью сзади, базовый верхний слой на тело, куртка с утеплителем ed loft и куртка softshell. Я думаю, вы уже смогли подсчитать, что снизу у меня было два слоя, а сверху три. Забегая вперёд скажу, что я ни разу не почувствовал холод, а значит основную миссию — доказать состоятельность экипировки — я выполнил. Я выбрал велосипед FELT Decree 4. Не знал, какие условия меня ждут на расстоянии 20+ км от Москвы. Чистят там дороги или нет? Есть ли ремонт на обочине? Трейловый байк решал все эти проблемы на раз. Велосипед оказался просто обалденным, он очень лёгкий для своих габаритов, прожёвывал все кочки, катил мягко и плавно.
Выехал в девять утра. Пульс бешеный, адреналин в крови. Из-за всего этого вообще не мёрз. До МКАД добирался не очень быстро — стоял на светофорах, пропускал потоки. За кольцом вошёл в рабочий режим и крутил. Крутить мне предстояло долго. Телом я не чувствовал холод, а вот пальцы на ногах замёрзли почти сразу. Помогли самогреющие стельки. На протяжении всей поездки они хотя бы немного согревали. Интересно, что чем дальше от Москвы, тем холоднее. Если я начинал с -9, то, думаю, минимальная температура была около -13.
На 60 километре я уже был измотан, велосипед катился со средней скорость 19 км/ч, при этом усилия я прилагал немалые. Шесть полос дороги незаметно стали двумя, фуры сдували меня, снег лип к колёсам и сильно тормозил. На 80 километре я понял, что теряю концентрацию, начал впадать в транс, попа ныла.
И тут ты задумываешься о том, а не была ли проверка экипировки просто предлогом? Может, на самом деле ты хотел проверить себя? Впереди добрая половина пути, и здесь начинается настоящая жизнь, настоящее испытание, когда нужно рисковать.
95 километров. Обнинск. Почти пять часов в пути. Я уже имею полное представление об экипировке, о велосипеде. Основная миссия успешно выполнена. Можно просто свернуть с дороги, сесть в электричку и поехать домой. И тут ты задумываешься о том, а не была ли проверка экипировки просто предлогом? Может, на самом деле ты хотел проверить себя? Впереди добрая половина пути, и здесь начинается настоящая жизнь, настоящее испытание, когда нужно рисковать.
Еду дальше. В  Обнинск уже не вернуться, начинает темнеть, машин всё меньше.
140 километров. Поворот на Калугу. А впереди неожиданность. Трасса на реконструкции — только ухабы и кочки, освещения нет. Повезло, что машины проезжают раз в 30 секунд: когда они рядом, я просто сворачиваю на обочину. Это тормозит, но я в безопасности. Порой попадаются участки мечты: впереди нет машин, сзади нет машин, кромешная темнота. И только я кручу педали.
Последние 38 километров — это просто праздник. Я знаю, что смогу, эндорфины берут своё, я прибавляю и по Калуге прокатываюсь, как ракета. Где-то пропускаю постамент «Калуга», теряю ту самую фотографию, которая символизировала бы конец поездки, но это ничего. Меня ждёт электричка до дома и новые идеи, проекты, приключения.