Пробежать 100 миль и не сломаться: реальная история Игоря Шутова

Рассказываем вам невероятно увлекательную историю о настоящем герое — Игоре Шутове, участнике «банды» Eternal Running Party, который ещё два года назад должен был забыть о беге, а совсем недавно взял и преодолел 173 километра в Истрии. Хотя, надо сказать, ему больше пришлось преодолевать себя.

«Каких-то два года назад я с трудом мог ходить, получив три протрузии межпозвоночных дисков во время игры в футбол. В ушах болью звенели слова врача: «С бегом придётся завязать, и вообще вам нужно быть теперь очень осторожным». Но ведь главное — это то, во что верите вы сами. Используйте свой ум и не поддавайтесь на всякие отговорки. Как говорит Слим Шэйди: «Мир мой, потому что я его взял». Точка.

173 км против 65 км

После того как я пробежал в октябре в Сигулде 55 км с набором высоты 2 200 метров, я связался с рэйс-директором «100 миль Истрии» и попросил поменять регистрацию с 65 км на 173 км и набором/потерей высоты в 7 000 м. Я был уверен, что справлюсь с такой дистанцией, поэтому стал действовать по принципу: «Если не сейчас, то когда?». Получив положительный ответ и оплатив участие, я начал готовиться. До старта оставалось чуть меньше полугода.

 

Не люблю марафоны и шоссейные забеги с маленьким набором высоты — на мой взгляд, они недостаточно интеллектуальны. Но для начала оговорюсь, что никогда не бегал марафоны в рамках соревнований. Я уверен, что любой здоровый человек сможет выбежать марафон из трёх часов при должных тренировках и желании, а если верить Гордону Пири, то и десятку из получаса. У меня этого желания нет. Последний раз я участвовал в полумарафоне осенью 2014 года, нужно было бежать 4 плоских круга, и я умирал со скуки, поглядывая на левую руку с часами.

Для меня бег — это путешествие в глубины себя, осознание того, кто мы и зачем мы здесь. Чем дальше и жёстче, тем лучше. Поэтому выбор ста миль себя оправдывал, я знал, что все трудности, которые могут случиться, я уже где-то испытывал, и меня не удивить.
Я углубился в литературу, составил тренировочный план и закупил снаряжение. Я полностью поменял своё питание, отказавшись от продуктов животного происхождения. В итоге я забил на слово «тренировка», переименовав его в «практика». В конце концов, я бегал по 300 км в месяц и добавлял в эти пробежки как можно больше жести: босиком по замёрзшему пляжу, ночью по диким лесам с фонарём, зимой в высоту и на скорость, забегал на горы — Пилатус (2 128 м), Ригги (1 798 м), Стансерхорн (1 898 м). Поэтому когда в Хорватии пришла жесть, она словно сказала: «Я так рада тебя видеть!».

Если кажется, что бежишь медленно, замедлись ещё

Сажусь в автобус, который отвозит участников на старт. Со мной рядом компания итальянцев. Быстро убедившись в том, что они не говорят по-английски, а я не говорю по-итальянски, мы потеряли интерес друг к другу. Ехать до старта 2 часа, и лучшее, что я могу сейчас сделать — заснуть. В голову то и дело лезут мысли о том, что мне предстоит. И самые страшные опасения приходят именно сейчас. Я, как мексиканская ящерица, лежу на обочине пыльного шоссе и смотрю, как проносятся мимо машины. Одна мысль, две, три. Мизинцем правой руки зажимаю левую ноздрю и вдыхаю через правую, большим пальцем зажимаю правую ноздрю и медленно выдыхаю через левую. Повторяю в обратном порядке. Пранаяма в действии. Спустя 5 минут я успокаиваюсь и засыпаю.

 

В 7 вечера дают старт, и я, по советам друзей и знакомых, стараюсь пробежать первые 500 м быстро, чтобы не заблудиться среди тех, кто использует палки для ходьбы. Начинается спуск, и я «прислушиваюсь» к своей коленке. Какие-то 4 дня назад я бежал 30-километровый трейл в Латвии с обильным количеством песчаных спусков, и сейчас, боюсь, это может откликнуться. Про себя твержу мантру: «Если тебе кажется, что во время ультрамарафона ты бежишь медленно, замедлись ещё». В то же время замечаю, насколько другие люди торопятся. Куда?! Нам ведь бежать ещё 170 км.

Заканчивается спуск, и я с радостью отмечаю, что коленка в порядке, а значит, дан зелёный свет на очень длинное приключение. А раз длинное, то надо правильно есть и пить. Ещё на спуске я начал пить воду и поедать клифбары (Clif bar — органические энергетические батончики с орешками, злаками, шоколадом и ягодами, без глютена — прим. «The Challenger»), следуя принципу получать 300 калорий и 500 мл воды в час. Спуск закончился, и я побежал несколько км до городка Рабац, где начался первый подъём. Я воспитан на американских фильмах про трейл и не использую палки, поэтому на подъёмах делаю старый добрый powerwalk — распрямляю позвоночник, ступаю на всю стопу и жму ладонями в бёдра, помогая распрямить ноги. Так разгружается спина и снижается нагрузка на ноги. Наблюдая за другими, я подмечаю их ошибки: вижу сгорбленные спины, попытки бежать, непонятные кроссовки и смешные рюкзаки, набитые тяжёлым хламом. Солнце тем временем скрывается за горизонтом, и туман плотно окутывает холм.

 

Количество гонщиков не уменьшается, то и дело меня обгоняют люди на каких-то бешеных скоростях. Я же размышляю над идеей взять фонарик послабее. Бегу с Petzl Tikka 2, который даёт долгий и надёжный, но слишком тусклый и рассеянный свет. На бегу общаюсь с каким-то журналистом, а мимо проносится команда Run Vegan из Польши. Их трое, и тот, что постарше, постоянно проносится вперёд, чтобы пощёлкать друзей на телефон. В один из таких моментов журналист спросил, какая у меня была самая длинная гонка, я ответил: 55 километров. Со стороны веганов слышится хохот и едкие замечания. Совсем скоро один из них сойдёт с дистанции, а его товарищи по команде отстанут от меня на 6 и 10 часов соответственно. Сейчас же они обгоняют меня на спуске, приговаривая: «Мы здесь бежим». Я же никуда не тороплюсь, спокойно ем, пью и двигаюсь вперёд. Не успеваю заметить, как добираюсь до Пломина. Часы отсчитали 2 часа 17 минут.

Пиф-паф, кто следующая жертва?

На первом пункте питания глотаю две таблетки электролитов, пополняю запасы воды, ем две дольки апельсина, чтобы выровнять баланс кислотности, и отправляюсь в путь. Снова подъём. Одного за другим обгоняю участников, взявших слишком быстрый старт. Они медленно ползут вверх, явно выбившись из сил, а я тем временем играю в свою любимую игру «Убийца». Каждого, кто остаётся позади, записываю на свой счёт — больше эти люди меня не догонят. Пиф-паф, кто моя следующая жертва?

 

Я пытаюсь сконцентрироваться на коротких простых целях и забываю о масштабе задачи. В какой-то момент кто-то со злостью кричит мне: «Я буду ждать тебя на финише!». До сих пор не знаю, добрался ли он туда. Туман сгущается, ночь становится холоднее, камни крупнее, я поднимаюсь всё выше, а затем вновь несусь вниз. В такой темноте спуски превращаются в пытку. Мне кажется, что теперь люди играют со мной — я бегу впереди в роли наживки, потенциальной жертвы для обрывов. Мой фонарик работает сверхурочно, а я стараюсь высматривать светоотражающие флажки и вовремя поворачивать. Несмотря на то что я играю роль живца, я слышу, как сзади падают люди — камни и глина очень скользкие. С огромным облегчением добегаю до Поклона. 7 часов 2 минуты, четверть дистанции позади. Наполняю бутылки водой, ем апельсины — и в путь. Все знают, что ночь темнее всего перед рассветом.

Самое время сойти с дистанции

Время около трёх часов ночи, и я хочу сойти. Представляю собой такую серую озябшую черепаху, медленно ползущую к вершине Планика. У меня нет никаких шансов преуспеть в этой гонке. Да что там! Я даже до середины не доползу. Надо спускаться обратно в Поклон и сдаваться. Там меня завернут в тёплое одеяло, дадут горячего чайку и отвезут на машине к финишу. Подумаешь, кто-то будет смеяться, кто-то скажет: «Я же говорил, что ты не сможешь!». Решено! Поворачиваю назад.

 

Стоп, это не мои мысли. Это кто-то другой сейчас активно дебоширит в моей голове, а я просто ищу палку. Такую хорошую, крепкую палку, чтобы можно было отталкиваться, чтобы она не была слишком тяжёлой, чтобы не было острых сучков. Вот эта подойдёт!

 

Подъём на Планик чуть не убил меня морально. Я никогда не бегал дольше 8 часов и опасался, что все мои знания могут оказаться сухой теорией, никак не подкреплённой практикой. Тем не менее я добрался до спуска и тут увидел парня без фонаря. В темноте он спотыкался на каждом камне, падал, затем вставал и снова пытался спускаться. Я догнал его и стал освещать нам обоим дорогу тусклым фонариком. Так мы спускались больше часа, в итоге я оставил его с группой палочников. За всё время не было сказано ни слова. Я продолжал прыгать по скользким камням, пока не добрался в Бргудац. Часы насчитали 9 часов 52 минуты.

Помещение контрольной точки вызывало яркие ассоциации с полевым госпиталем. Вот там какой-то мужчина заматывает колено бинтом, а у стенки парень и девушка лежат, задрав ноги к потолку. Все что-то жадно жуют и пьют. Радостью в воздухе не пахнет. Сдаваться здесь точно не хочется, дотяну хотя бы до Бузета. Там меня встретит Катя с домашним супом, я его съем и скажу, что схожу с дистанции. Она поймёт, все поймут. А я сам-то пойму?
До рассвета ещё час, но уже можно обойтись без фонаря. Смотрю на карту и понимаю, что до Бузета осталось не так много. Там мне всё равно сходить, так что дотерпеть можно. Но какой же красивый лес! И совсем не страшный в свете раннего утра. Я дышу глубоко и вдыхаю аромат свежих подснежников, покрытых росой. Снова догоняю людей. Рука продолжает работать палкой. Это уже палка 2.0, не помню, за что была списана первая версия.

 

На каждой контрольной точке с палаткой меня встречают мужчины — смотрят на мой номер и кричат в палатку: «Четрдесят два!». Это я. Моё кодовое имя «Сорок второй» — конечно, не «Сорок ведьмой», как в знаменитой франшизе про генномодифицированного киллера, но тоже неплохо. «Ты в порядке?» — спрашивают меня на каждой точке. Это очень хороший вопрос, я делаю непроницаемый вид, будто играю в покер, и отвечаю: «В полнейшем!». Мы стукаемся кулаками и я направляюсь дальше. Каждый раз у меня создавалось впечатление, будто я лезу на одну и ту же гору — настолько были похожи палатки и вылезавшие из них мужчины. И всё-таки добрался до Трстеника.

Набрав воды и восполнив силы, медленно двигаюсь за какой-то семьёй. Муж и жена с дочерью идут передо мной, принимая участие в гонке на 110 км. Интересный у них family-building. Вместе мы добираемся до вершины и начинаем спуск — с 1 000 м над уровнем моря нужно спуститься до 100 м. Собрав нервы в кулак и запасшись терпением, я добираюсь до гравийки, ведущей в Бузет. Палка 2.0 улетает в кусты, я продолжаю бежать без неё.

 

И тут я вижу Катю, у неё такой взгляд, словно она увидела призрака. Обнимаю и целую её. Со старта прошло 15 часов и 52 минуты. Меняю майку, надеваю другие  кроссовки, пополняю запасы клифбаров и ем приготовленный дома суп. Руки сами хватают вещи и кладут их куда надо. Через 15 минут питстоп окончен, и я прощаюсь с Катей. «Скоро увидимся!» — сказала она. А я выбежал под холодный проливной дождь. Постойте. Ведь я же хотел здесь сдаться.

Дождь, грязь, змеи, ночь

Бегу по мокрым улицам Бузета и чувствую, как у меня промокают ноги. Шлёп-шлёп по лужам, и кроссовки промокли насквозь. Ливень не прекращается, так что через пять минут мокрой тряпкой становятся мои шорты. Чтобы как-то спасти номер, я засовываю пояс с ним под куртку. По идее она должна выдерживать 1 500 мм осадков, но дождь настолько мощный, что вода не успевает стекать, и куртка прилипает к телу. Вспоминаю эпические планы финишировать на закате в майке с хэштегом #plantpower на груди. Увязая по щиколотки в грязи и прыгая по камням через речки, я добрался до Хума. Это самый маленький городок в мире, его население — всего 17 человек. Часы показали, что прошло 18 часов 30 минут со старта.

 

По дороге до Мотовуна я не встретил ни одного бегуна. Зато было много грязи и глины. Из живых существ на глаза попался только уж поперёк тропы. Мой затуманенный мозг долго рассуждал: «Уж — это тот, что с пятнышками или нет?». Но я не стал его тревожить. Чтобы как-то отвлечься от одиночества, я позвонил Кате. Уже потом она сказала, что испугалась — вдруг я звонил сказать, что сошёл. Разговор был короткий, но прибавил мне сил. Было приятно слышать, что за меня болеют.

Маленький холмик Замаск высотой около 400 м показался мне великаном. С каждым шагом ноги уходили по щиколотки в грязь, которая ложилась на кроссовки так плотно, что избавиться от неё не было возможности. Спустившись с Замаска, я сел на асфальт, снял кроссовки. Несмотря на гейтеры, грязь пробилась в кроссовки, а затем под носки. Когда я снял носки, то увидел, что все мои пальцы и ступни покрыты глиной, которая вот-вот высохнет. Я достал из рюкзака влажные салфетки и принялся избавляться от глины, после чего намазал ступни стиком от натирания и обулся. Потрёпанные гейтеры, отяжелённые глиной, я нёс в руке до самого Мотовуна, чтобы не мусорить на трассе. Мотовун — красивый город-замок на холме, раз в году через него пробегают люди, и каждый из них наверняка думает, что остался всего лишь марафон. Таким человеком был я. Мысленно говорил себе так: «Один спуск, один подъём, один спуск, один подъём, один длиииииииннныыыый спуск, ФИНИШ!». Надо просто дожать. Ночь спустилась через час, а я был в пути уже 26 часов.

 

В 21:39 я вошёл в шатёр на станции Опрталь и сел на скамейку. Мне предложили суп. В шатре висели рельефные карты всех трёх дистанций. На каждой было отмечено, сколько позади и сколько осталось. Я пробежал, прошёл, прополз уже 139 км, и оставалось всего 34. Останавливаться было бы преступлением по отношению ко всему веселью, которое я уже испытал. Под пожелания удачи номер «Четрдесят два» вышел из шатра.

Никогда не сдавайся

Время перестало иметь смысл и превратилось в одну длинную трубу. Двигаясь вдоль этой трубы, я понимал, что замерзаю, и единственный способ согреться — это бежать. Я договаривался с собой: «Так, давай, бежим до следующего флажка. Вот он! Тебе не кажется, что слишком рано? Давай, добеги ещё до следующего… Хорошо, теперь идём до флажка, а потом снова побежим». Такого рваного темпа не хватало, чтобы согреться. Я явно устал, и тут свет увидели десятки новых беговых методик: позные, грозные, коматозные. Ни одна методика не производила достаточного тепла, так что я достал спасательное одеяло. Кое-как завернувшись в него, я преодолел последний существенный подъём и дотянул до Горжняна, хорватского города художников.

 

Этой ночью художники со всего мира собрались здесь, чтобы поделиться искусством заматывания в спасательные одеяла. Я только недавно стал увлекаться этим новым течением, поэтому допустил дилетантскую ошибку. Схватив огромный нож, которым нарезали хлеб для нутеллы, и положив одеяло на разделочную доску, я мысленно объявил: «Сейчас замучу себе худи!». Через какие-то 30 секунд вместо худи я держал в руках два отдельных куска моего спасательного одеяла. Это успех! К счастью, нашёлся волонтёр с бутылкой пива, который безошибочно определил по моему сверкавшему безудержной радостью лицу, что мне нужна помощь. Вместе (я, конечно, в роли куклы) мы соорудили новейшую композитную броню по мотивам последних американских комикс-фильмов. Я немного согрелся и был готов продолжать. Остался какой-то полумарафончик.

Сразу по выходу из Грожняна я догнал представителя Чехии. Он усердно работал фонариком, пытаясь найти флажки. Чтобы успокоить его и себя, я включил навигацию в часах и подтвердил, что мы не заблудились. Я продолжал подмерзать и сказал ему, что «побегу» вперёд. Думаю, что я всё же бежал, потому что помню, как обогнал ещё несколько участников, пока не наступило спокойствие. Было тихо и спокойно, даже как-то по-своему хорошо. Как вдруг: «Ээээээй! Ты пропустил поворот!» — кричит тот самый чех. Выходит, что я заснул и медленно прополз по дороге метров 100, ничего не соображая. Больше никакого медленного темпа. Если я хочу добраться до финиша, мне надо бежать.

 

Вот они, фонари Буйе, последней контрольной точки на дистанции. Отсюда прямая (точнее, зигзагообразная) пологая дорога к финишу. В пути — 31 час 20 минут, и сейчас самое время сделать что-то, чтобы преодолеть эти оставшиеся 14 км. Я решаюсь на то, что моя воспалённая фантазия придумала несколько часов назад. Назовём это всё «перезагрузкой».

 

Один из организаторов сейчас сопровождает нас, переезжая с одной контрольной точки на другую. С ним ездит огромная собака. Первый раз я увидел его в Грожняне. Там он рассказывал историю, как на прошлой неделе его жена бежала 200 миль (321 километр) в Италии и сошла на 261 километре. Я очень рад видеть его с собакой и прошу сделать кофе. «Я выпью его и лягу спать, а ты разбуди меня через 10 минут, пожалуйста», — прошу я организатора, но в итоге просыпаюсь через пять минут. В новом теле я готов двигаться дальше.

Пока я пил кофе и спал, меня догнал чех, а вперёд вышла хорватская группа с палками. Я отставал от них минут на 10. В итоге из Буйе я стартовал вместе с чехом, но позже опять сказал ему, что мне надо бежать. Мы пожелали друг другу удачи.

 

Новое тело отличалось от старого тем, что оно не хотело спать и могло лететь с пэйсом 7 минут 30 секунд на километр. Это космический темп после 32 часов дороги. Сейчас я особенно горжусь тем километром, когда догнал хорватскую группу и под удивлённые вопли стал накручивать разрыв. К финишу я смог оторваться от них аж на 25 минут. Чтобы как-то описать эту скорость, скажу, что у чеха, с которым мы стартовали из Буйе, я выиграл целый час.

Был четвёртый час утра, я разогнался и пересёк финишную черту под радостные крики друзей, когда мои часы показали 33 часа 46 минут и 10 секунд. Никогда не забуду этот момент. Очередное напоминание, что из любой ситуации есть выход, а у человека всегда есть выбор».
Понравился материал? Поделись —

Теги

Реклама The Challenger Classified

Вопросы

NEW

Популярные

Новые

Вопросы по темам:

Challenger в лентах

 

Сделаем так, чтобы вы не пропустили ни одного важного материала и всегда оставались в форме.

Вам будет интересно

Читайте также

Упражнение дня: тяга гири к подбородку
Вместе с ASICS мы продолжаем рассказывать, как правильно выполнять основные упражнения. На очереди — тяга гири к подбородку. Она сделает мышцы плеч рельефными, а спины — сильными. Вы ведь всегда о таких мечтали?
В северной столице России пройдёт фестиваль ледоколов
Мероприятие состоится 29—30 апреля с 11:00 до 19:00 на Английской набережной и набережной Лейтенанта Шмидта.
В Санкт-Петербурге пройдёт День кофе — 2017
Фестиваль кофе пройдёт накануне международного дня кофе, который отмечают 17 апреля. Событие организуют под крышей «Голицин лофт».
Анна Чурина: «Когда мы снимали сцену с Арнольдом Шварценеггером, то веселились, как дети»
Мы попросили актрису фильма «Путешествие в Китай: Тайна Железной Маски» (продолжение фильма «Вий») — Анну Чурину рассказать, каково это — работать с Джеки Чаном и Арнольдом Шварценеггером, жить полгода в Китае, изучать каскадёрские трюки и носить корсеты.
Мясо по-скандинавски: 3 рецепта от повара Даниила Конорева
Повар хельсинского ресторана Olo Даниил Конорев рассказывает, как приготовить дома оленину, глазированную утку и каре ягнёнка.
Плей-лист: лучшие песни Чака Берри
Плей-лист в память о великом музыканте. Тут главное — от "You Never Can Tell" и "Johnny B. Goode" до "Viva Viva Rock 'N' Roll" и "Sweet Little Sixteen".
Система, которая поможет вам достичь любой цели
«Главное — желание. Если человек чего-то очень хочет, то он обязательно это получит» — слышим мы чуть ли не каждый день. А как быть, если он хочет, но не знает, что делать? Если цель слишком сложная, а вдохновение длится не дольше песни Fighter Кристины Агилеры? Давайте разбираться.
Упражнение дня: тяга гантели в наклоне
Ещё одно базовое упражнение, которое следует выполнять, если вы собираетесь натренировать мышцы спины. Конкретно в этом упражнении задействуется широчайшая и круглые мышцы. Включайте нашу видеоинструкцию и смотрите, как выполняет тягу гантели тренер ASICS.
Рыба в гранатовом соке: рецепт от Антона Тотибадзе
«Люди сходят с ума», — говорит про рыбу в гранатовом соке художник Антон Тотибадзе. Делимся с вами его фамильным рецептом.
Nike Air Max отметит своё 30-летие в этом году
26 марта 1987 года появились кроссовки Air Max 1, что положило начало новой эпохе в компании Nike.
Болезнь королей. Что такое отложение солей
Почему «отложение солей» не медицинский термин? Кому угрожает болезнь, как её избежать и как лечить? Для кого креветки, бульоны и томатный сок могут оказаться вредными? Рассказывает кандидат медицинских наук, ревматолог центра «Клиника К+31» Илья Смитиенко.
Упражнение дня: жим лёжа
Жим лёжа обязательно нужно включить в свои тренировки тем, кто хочет развить мышцы груди, рук и плеч. А чтобы мышцы были задействованы максимально, необходимо правильно выполнять упражнение. Как — показывает тренер ASICS.
Приют «Дубовая роща» приглашает на выставку собак
Выставка «Пора домой!» состоится 22 апреля на «Кинополяне» в парке Сокольники.
Десерт дня: запечённые груши с кешью-кремом
В этом десерте всего 170 калорий и никакого сахара и животных жиров. Рассказываем, как сделать обычные запечённые груши ещё полезнее и вкуснее.
Стартовали продажи Reebok Classic ZOKU RUNNER x Freebandz
ZOKU RUNNER созданы в коллаборации со звукозаписывающим лейблом рэп-исполнителя Future — Freebandz.
Упражнение дня: гиперэкстензия
Гиперэкстензия не поможет вам похудеть или обрести рельефные мышцы, зато даст гораздо большее — здоровую спину и красивую осанку. Главное — делать её правильно. Включайте видеоинструкцию и повторяйте за тренером ASICS.
Вейпинг. Что вреднее — курить или парить
Вместе с наркологами, пульмонологом и химиком разбираемся и отвечаем чуть ли не на главный вопрос последних лет.
Французская кухня для начинающих: суп «Писту»
Soupe au pistou — овощной суп из Прованса, главное в котором — соус «Писту», очень похожий на итальянское песто. Но не вздумайте говорить об этом французам и сравнивать их суп с минестроне: жители Прованса никогда не добавят в свой соус кедровые орехи.
Instagram дня: открытки на каждый день
Берлинская художница и автор инстаграм-аккаунта @reallifelines творчески подходит к своей работе — она создаёт милые открытки из простых повседневных снимков.
В Москве отметят День добрых дел
2 апреля столица присоединится к всемирному благотворительному движению «День добрых дел». Регистрация открыта для всех желающих.
10 правил здорового питания от профессионального тренера
Постоянный эксперт The Challenger и персональный тренер в Rocky Road Gym Георгий Малтабар перечисляет 10 главных правил, которым лучше бы следовать, если вы хотите похудеть к лету, да и вообще похудеть. О многих правилах вы точно не слышали прежде.
Центр фотографии имени братьев Люмьер приглашает на презентацию книги «О спорт! Ты…»
Творческая встреча и презентация книги фотографов С. Киврина и А. Голованова состоится 5 апреля в 19:00.
Упражнение дня: отжимания
Это упражнение знают и любят все. Его делают чуть ли не каждый день. Посмотрите видеоинструкцию от ASICS и проверьте, правильно ли отжимаетесь вы.