Мы попросили Наталью Ривкину, психиатра, психотерапевта, руководителя Клиники психиатрии и психотерапии ЕМС, рассказать о том, как справиться с самым распространённым психическим расстройством и перестать бояться.
— Панические приступы (в психиатрии мы чаще используем именно этот термин) — это состояние, сопровождаемое чувством тревоги, паники и страхом за свою жизнь. Речь здесь идёт о немотивированном страхе — у человека нет видимых причин для тревоги. Порой эти состояния могут быть связаны с разного рода неприятными мыслями, например страхом заразиться какой-то болезнью или ожиданием неприятных событий. При этом панические приступы часто сопровождаются физическими симптомами — учащённое сердцебиение, дрожь в руках, потливость, повышенное артериальное давление, тошнота, головокружение. Именно поэтому многие путают панические приступы с разного рода соматическими заболеваниями. По своей структуре приступы могут длиться от нескольких минут до нескольких часов, повторяться регулярно, до нескольких раз в день, или случаться крайне редко. В психиатрии для этого состояния существует отдельный диагноз — тревожное или паническое расстройство.

Страх без причины

Страх — это защитная функция нашего организма, и если человек по каким-либо причинам перестаёт испытывать это чувство, то ему может грозить серьёзная опасность. В головном мозге есть структуры, включающие в себя гипоталамическую систему, ответственные за распознавание опасности. Это древние структуры в онтогенезе — любое живое существо имеет систему, которая сканируя реальность, оценивает её как опасную или безопасную, чтобы в случае угрозы отправить сигнал страха. Именно страх заставляет живое существо действовать, чтобы выжить.

 

Важно понимать, что люди, подверженные паническими приступами, изначально испытывают тревогу в тех ситуациях, в которых её испытывает абсолютно любой человек. Согласитесь, полёт на самолёте или выступление перед большой аудиторией для каждого из нас может быть тревожным событием. Но если тревога дезадаптирует человека и он отказывается от полёта, избегает публичных выступлений или ему приходится приложить нечеловеческие усилия, чтобы сделать это, то, вполне возможно, такое поведение является проявлением заболевания, тревожного расстройства.

Конечно, если вы однажды чего-то испугались, решив, что это что-то опаснее, чем есть на самом деле, то это не значит, что у вас тревожное расстройство. Конечно нет. Но если подобные ситуации повторяются и имеют тенденцию к хронификации, то уже возникает вопрос о наличии патологии. Дезадаптация в этом случае — ключевой показатель. Если тревога мешает вам реализовать свои планы и достигать намеченных целей, то, несомненно, на неё следует обратить самое пристальное внимание и подумать, что с этим можно сделать.

 

Порой тревога может быть частью других болезненных состояний. Так, человек с диагнозом «тревожная депрессия» наряду с апатией, подавленностью и сниженным настроением подвержен паническим приступам, а люди с острыми реакциями на стресс, с расстройствами приспособительных реакций (длительное нахождение в состоянии эмоционального напряжения) в кризисных ситуациях тоже могут испытывать панические состояния. Это связано с особенностью функционирования головного мозга — в таких состояниях в силу чрезмерного возбуждения происходит неправильная обработка импульсов, и человек получает сообщение о том, что он в опасности.

Исследования с использованием нейровизуализации, которые последние десятилетия применяются для определения природы тех или иных заболеваний головного мозга, показывают, что у людей с тревожными расстройствами меняется передача импульсов в участках, ответственных за распознавание ситуаций как опасных или безопасных. Соответственно, мозг начинает подавать сигналы об опасности там, где её нет.

 

Подобные нарушения встречаются у людей, перенёсших в прошлом травматические события, связанные с угрозой для жизни, или неожиданные стрессовые ситуации — очаги чрезмерного возбуждения в головном мозге сохраняются, и в определённые моменты мозг ассоциативно, в силу различных факторов (запахов, цвета или окружения), начинает сканировать ситуацию как опасную. Но тем не менее не все люди, подверженные паническим приступам, испытывали в прошлом серьёзные эмоциональные потрясения. Это подтверждает тот факт, что подобные нарушения функционирования головного мозга встречаются только у людей, имеющих предрасположенность к такому дисбалансу.

Зачастую панические приступы возникают неожиданно — не всегда их можно предсказать. Да, некоторые люди заранее знают, в каких ситуациях они могут произойти, и, сами того не подозревая, становятся носителями синдрома ожидания. Они чувствуют тревогу оттого, что приступ в принципе может случиться. Например, если у человека паническое состояние связано с учащённым сердцебиением, то он будет постоянно прислушиваться к себе, мерить пульс и интерпретировать нормальные эпизоды сердечного ритма как начало нового приступа. И вот что получается: он нервничает из-за того, что у него якобы быстро сокращается сердце. Его тревога приводит к учащению сердечных сокращений — он опять прислушивается и начинает ещё больше нервничать. Как снежный ком одно цепляется за другое, и в итоге он получает ярко выраженный панический приступ.

 

Более того, у большинства людей с тревожными расстройствами возникают так называемые аналоги тревоги, например учащённое сердцебиение, повышение артериальное давление, головокружение, тошнота. При этом они могут и не испытывать тревогу как таковую — подобного рода пациенты подолгу ходят к соматическим врачам и ищут какую-то физическую причину своих состояний. Для справки: при панических приступах артериальное давление действительно повышается, но уже давно доказано, что его повышение в этих случаях безопасно для человека. Тем не менее многие больные проходят долгий путь, прежде чем попадают со своей проблемой к психиатру.

Важно понимать, что тревожное расстройство — это физиологическая проблема. Здесь дело не в отсутствии силы воли, как нередко считается, или нехватке навыков самоконтроля. Эта проблема связана с особенностью функционирования головного мозга. К сожалению, если вы не просветлённый йог, то вы вряд ли сможете регулировать частоту сердечных сокращений и контролировать гипоталамо-гипофизарную систему. Если панические приступы повторяются несколько раз в неделю и при этом сопровождаются двигательным беспокойством и страхом смерти, то самое время записаться на приём к врачу.

 

В психологии описаны разные варианты развития этого заболевания, и точно так же, как и депрессия, панические приступы имеют тенденцию к рецидиву — периоды улучшения сменяются периодами ухудшения. Так как моменты ремиссии могут быть довольно длительными, то порой у больного возникает иллюзия, будто он излечился. Но спустя какое-то время симптомы могут появиться вновь.

Среда как пусковой механизм панического приступа

Мы не можем говорить о том, что тревожное расстройство — это в чистом виде социальное заболевание. По статистике, мы имеем определённый процент людей, которые болеют инфарктом миокарда, гастритом, депрессией и тревожными расстройствами. Но частота тревожных расстройств, ассоциированных с постстрессовыми состояниями, может быть выше в тех областях, где идут войны, случаются стихийные бедствия и разгораются экономические кризисы. Среда — это триггер, но предрасположенность — это заряженный пистолет. Если у человека есть предрасположенность к сахарному диабету, то в среде, которая является стрессовой, он заболеет сахарным диабетом, а не тревожным расстройством.
Аэрофобия — один из самых известных видов тревожных расстройств. Причём у большинства людей страх ассоциируется именно с моментами взлёта или посадки. Также широко распространены такие панические расстройства, как клаустрофобия (боязнь замкнутых пространств) и агорафобия (боязнь открытых пространств и большого скопления людей). Подобные приступы мешают человеку нормально функционировать и жить полной жизнью. Некоторые люди замыкаются в себе и своём страхе и в принципе перестают выходить из дома. В этом деле очень важно вовремя обратиться за помощью и не допустить того, чтобы приступы начали вносить качественные коррективы в вашу жизнь. К тому же современная медицина располагает всеми средствами, чтобы избавить человека от этого заболевания. Да, панические приступы не разрушают головной мозг и не влияют на интеллект, но они могут привести к тому, что человек просто перестанет взаимодействовать с внешним миром и вести активный образ жизни. Социальная депривация — как печальный итог.

Диагностика и лечение панических приступов

Если у пациента приступ сопровождается физическими симптомами, то по правилам мы не имеем права говорить о тревожном расстройстве до того момента, пока не исключим соматическую патологию. Если человек приходит с жалобами на тошноту, головокружение, нарушение зрения, то обязанность врача — провести полноценное обследование. Даже если речь идёт о профессиональном спортсмене, который, казалось бы, постоянно находится под медицинским контролем, то психиатр всё равно должен отправить его к соматическим врачам — кардиологам, неврологам, терапевтам.

 

Процент пациентов с тревожным расстройством очень велик — проблема в том, что люди не обращаются за помощью, считая, что могут самостоятельно с этим справиться. Они убеждены: любой человек может пролететь в самолёте и выступить на публике, а если не может, значит, он слабак. В обществе очень распространено мнение, что панические приступы — это психологическая проблема. Результат усталости — нужно выспаться и всё пройдёт. Не пройдёт.

Ещё одна причина, по которой люди не обращаются за помощью, заключается в том, что проблемой панических состояний занимаются в первую очередь психиатры. В нашем обществе существует выраженная стигма в отношении того, кто такие психиатры, как они работают и кого они лечат. Ну и, наконец, стереотип о том, что психотропные препараты обладают массой побочных эффектов и превращают нормальных людей в «овощи», отпугивает очень многих. Определимся сразу: да, это суждение верно в отношении некоторых лекарств, но неверно в отношении всех. Более того, препараты первой линии для лечения тревоги относятся к группе активизирующих антидепрессантов — они, наоборот, придают ощущение энергии и сил. Правда в том, что бензодиазепиновые транквилизаторы действительно вызывают зависимость. И правда в том, что тот же феназепам и те же бензодиазепиновые транквилизаторы многие люди берут у своих знакомых и друзей (им-то помогло) и начинают бесконтрольно их принимать. В итоге мы получаем пациента с паническими расстройствами — транквилизаторы просто убирают симптомы, но не лечат — и с медикаментозной зависимостью. А у людей старшего возраста часто встречаются случаи отравления и передозировки этими препаратами.

 

Золотой стандарт лечения тревожных расстройств — это сочетание медикаментозной терапии и психотерапии. Под лекарственной терапией подразумевается приём антидепрессантов — они не вызывают зависимости, и в стадии ремиссии от них можно легко отказаться. Многие из них, кстати, допустимы в первый триместр беременности, вопреки распространённому стереотипу. Но тем не менее при лечении некоторых групп пациентов врачи вынуждены ограничиваться только психотерапией — речь идёт о беременных женщинах на поздних сроках или с индивидуальными противопоказаниями, о людях с тяжёлыми соматическими заболеваниями, например онкобольных, о спортсменах, которые в силу определённых ограничений не могут принимать лекарства.

Суть психотерапии состоит в том, чтобы научить человека контролировать своё состояние в момент приступа: пациента обучают принципам саморегуляции и саморелаксации, технике правильного дыхания, проводят поведенческий тренинг — как себя вести при возникновении приступов, как проанализировать ситуации, которые мозг трактует как опасные, и переформатировать их в безопасные. Например, известная терапия аэрофобии — это изучение принципов работы самолёта. Также важный элемент терапии — это биологическая обратная связь: пациентам показывают на мониторе электрическую активность мозга, сердечные и мышечные сокращения и учат тому, как они могут самостоятельно использовать различные функциональные возможности организма. Но повторюсь, при определённой тяжести заболевания психотерапия может работать только в комбинации с лекарствами.