В рамках Beat Film Festival, который пройдёт в Москве с 31 мая по 10 июня, выходит картина «Наперегонки со временем» (Time Trial) — о британском велогонщике Дэвиде Милларе. Вспоминаем карьеру спортсмена, который после совершённой ошибки всё же сумел взять жизнь в свои руки.
Вечером 23 июня 2004 года Дэвид Миллар ужинал в ресторане с тренером сборной Великобритании по велоспорту Дэйвом Брейлсфордом, когда к нему подошли трое мужчин. Это оказались полицейские в штатском, работающие во французском отделе по борьбе с наркотиками. Полицейские сопроводили Дэвида до дома, где, обыскав квартиру, нашли два использованных шприца. Миллара забрали в тюрьму, там уже изъяли у него телефон, часы, ключи и даже шнурки и бросили велогонщика в камеру. Тот момент, когда за Дэвидом захлопнулась тюремная дверь, стал низшей точкой в его карьере, которая начиналась так блестяще всего за несколько лет до инцидента.
— Когда я оглядываюсь на результаты, которые у меня были на старте карьеры, то понимаю, что они были невероятные. Особенно в первом «Туре». Я был на правильном пути, но терпения тогда мне не хватало. Ожидания были такими высокими, что справиться с ними было бы трудно в любую эпоху, мог ли я справиться тогда? Давайте просто скажу, что это было другое время.
Время действительно было другое. В конце 1990-х, когда Миллар стал профессионалом, успех гонщиков состоял из немного большего, чем просто приём витаминов. В 20 лет он подписал свой первый контракт с французской командой Cofidis, которая была известна тем, что некоторые её гонщики регулярно ездили на амфетаминах, а однажды украли автобус команды, чтобы посетить местный бордель. Миллару не потребовалось много времени, чтобы осознать тёмную тайну пелотона — допинг был повсюду. Но молодой гонщик был намерен бороться «чистым», и сперва у него это получалось — пришёл успех, в том числе он выиграл пролог (гонка с раздельным стартом) «Тур де Франс» в 2000 году. Как только он вступил в ряды претендентов на следующие победы, ожидания стали давить. Борясь с огромной рабочей нагрузкой и наблюдая, как гонщики проносятся мимо него, Миллар наконец смирился с рекомендациями команды «подготовиться должным образом».
«Ожидания давили на меня, и это стало одной из причин, по которым я прибегнул к запрещённым препаратам», — говорит Миллар. «Поскольку это была эпоха массового допинга, а я его изначально не употреблял, то чувствовал, что это мешает показать результаты. Я не верил, что смогу выиграть, потому что видел, что все люди, которые выигрывали «Тур», сидят на каких-то препаратах. Я осознавал, что есть только один способ, который утолит мои ожидания».
Два соревновательных года в качестве гонщика-допингиста принесли Миллару успех, в том числе победу в индивидуальной гонке с раздельным стартом на чемпионате мира по велоспорту в 2003 году, но постоянное сокрытие правды начало сказываться на его эмоциональном здоровье. Испытывавший непрекращающееся чувство вины, он всё больше налегал на снотворное и алкоголь. Начинались и спортивные разочарования, пока команда Великобритании, базирующаяся в Манчестере, не предложила ему место и возможность бросить допинг. Но этому не суждено было случиться, французская полиция уже подошла к столику в ресторане.

Взлёты и падения

В ходе допроса гонщик признался в использовании препарата ЭПО (эритропоэтин). Его оштрафовали и отстранили от соревнований на два года. Миллар также получил пожизненную дисквалификацию от Британской олимпийской ассоциации и был лишён титула чемпиона мира. Следующие два года он пытался найти утешение на дне бутылки. Но когда запрет на участие в соревнованиях был, наконец, снят в 2006 году, Миллар решил, что пришло время искупления вины.
— Мне дали этот второй шанс, и я чувствовал, что должен заплатить за случившееся. Я не собирался прятаться от прошлого и понимал, что мне придётся публично говорить об этом. Я не хотел допустить, чтобы какой-нибудь молодой гонщик прошёл через мои ошибки. Когда случилась «операция Пуэрто» (расследование испанской полиции в отношении допинговой системы в велоспорте. — Прим. ред.), я стал фаворитом для всех журналистов, потому что оказался единственным, кто был готов говорить на эту тему.
Миллар стал самым популярным гонщиком, который признался в допинге и откровенно говорил о допинговой культуре в спорте, хотя отказался сдавать кого-либо из своих коллег — предусмотрительный шаг, который обеспечил ему популярность внутри пелотона. Больше не считаясь потенциальным победителем «Тура», но будучи «чистым» и свободным от бремени вины, Миллар чувствовал себя спокойным и честным перед самим собой.
«Я наслаждался второй частью моей карьеры намного больше, чем первой. Особенно в Slipstream (к спонсируемой Garmin команде Миллар присоединился в 2007 году, теперь это Cannondale Pro Cycling). Я любил эту команду, — признаётся Миллар. — Я снова нашёл ту настоящую страсть к езде на велосипеде, и у меня не было каких-то сверхожиданий. Я мог делать то, что хотел, а не то, чего от меня ждали окружающие. Это было освобождение».
Именно в то время Миллар помогал продвигать реформу в области велоспорта и написал одну из величайших биографий «Гонки сквозь тьму» — рассказ о своей ранней карьере и допинге. Он также стал известен как один из самых уважаемых капитанов в профессиональном пелотоне, он был спортсменом, чья работа заключается в том, чтобы выстраивать команду во время гонки.

Самый тяжёлый день на трассе

На протяжении всей карьеры боль была знакомым чувством для Миллара. Но в 2010 году в один из дней «Тур де Франс» она заставила его страдать как никогда. Повреждения ребёр после аварий, боли в желудке и лихорадка. 180 километров гонщик преодолевал в одиночку последним в пелотоне. Миллар вспоминает, что держался изо всех сил, главное было — просто доехать. Но наряду с ужасными воспоминаниями этого дня есть и другие.

— Тысячи болельщиков ждали меня у обочины. Они подгоняли меня с таким энтузиазмом, как будто я лидировал. Я слышал своё имя всё громче и громче и понимал, что мне надо продолжать. Это был «Тур де Франс». Я не мог сдаться. Не здесь. Не перед этими людьми.

Олимпиада, которой могло не быть

Британский велоспорт под руководством Дэйва Брейлсфорда — человека, который был с Милларом в ночь его ареста — шёл к тому, чтобы бороться за золотые награды на Олимпийских играх. Как самый опытный велогонщик Великобритании, Миллар должен был взять на себя роль капитана в олимпийском команде, но его прошлое напомнило о себе. Британская олимпийская ассоциация настаивала на пожизненной дисквалификации. Каким-то чудом спасение не заставило себя ждать. Всего за несколько недель до начала Игр Арбитражный спортивный суд постановил, что пожизненные санкции, введённые Британской олимпийской ассоциацией, незаконны. Дисквалификация Миллара был отменена.
«Это было празднование 60-летия моей мамы, — вспоминает Миллар, — вся семья собралась у меня дома в Жироне. Моя сестра вошла и сказала, что пару минут назад услышала новость, что пожизненные санкции Британской олимпийской ассоциации сняты. Я поднялся наверх в комнату и там заплакал. Ведь этого же невозможно было ожидать».
— Это было потрясающе. Мы были на таком высоком уровне, Брэдли выиграл «Тур», Марк (Кавендиш) стал чемпионом мира, нам предстояла домашняя Олимпиада. Оглядываясь назад, понимаю, что нам не стоило быть настолько уверенными в себе, потому что наш настрой только подстёгивал конкурентов. Все хотели не выиграть гонку, а обойти нашу команду. Я всё ещё очень горжусь тем, как мы ехали, это было удивительное событие. Мне было бы очень тяжело, если бы меня там не было.
Несмотря на то что победить не удалось, включение Миллара стало чем-то вроде возвращения на родину после блуждания нескольких лет в пустыне.

Неожиданное прощание

Подготовка к финальному «Тур де Франс» лежит в основе его второй книги «Гонщик». Но Slipstream — команда, которую он помог построить — решила не ставить его в гонку. По воспоминаниям Миллара о том, как ему отказали в последнем прощальном круге, ощущается, что боль так и не прошла.
— Когда-то я мечтал хотя бы один раз принять участие в «Тур де Франс». Я сделал это двенадцать раз. Мог бы и тринадцать… Я всегда представлял себе свой последний «Тур де Франс» с командой. Новость о том, что меня в команду не включили, создала огромную дыру в моём сердце. Было грустно, я до сих пор не понимаю, почему они так со мной поступили. Но что есть, то есть. Велоспорт — это действительно горки. Подарков ждать не стоит. Ты хорош настолько, насколько хороша твоя последняя гонка.

Назад в строй

После ухода из профессионального спорта Миллар нашёл себя в работе с велокомандой Великобритании. Он настраивает молодых гонщиков не только на выступление на самом высоком уровне, но и объясняет, как справиться с соблазном принять допинг.
— Британские гонщики очень привилегированны. Они хорошо защищены и получают любую возможность для развития. Удивительно, сейчас у них есть юниорский «Тур де Франс» и над ними не довлеет тот факт, что ради реализации своего потенциала им придётся прибегать к запрещённым препаратам. Вместо этого теперь надо просто много работать, и помочь им может только хорошая генетика. Они не собираются видеть шприцы или слышать слухи о том, кто на чём сидит и что делает тот или иной врач. Это здоровое окружение по сравнению с тем, каким оно было, и слава богу!
Узнать больше о фестивале, объявленных раньше фильмах и приобрести билеты на показы можно на сайте beatfilmfestival.ru.