Велогонки, заплывы и ультрамарафоны — Борис Батин точно не собирается останавливаться на достигнутом. Теперь бизнесмен решил попробовать себя на высоте. Почему Монблан оказался супертяжёлым испытанием, с какими ужасами пришлось столкнуться в пути, а главное, о чём думать, когда висишь над пропастью — все ответы ниже.
— Желание испытать себя, бросить себе вызов появилось довольно давно — на моём счету уже несколько стартов IRONMAN, мультигонка в Новой Зеландии, культовая велогонка RAAM, заплыв OCEANMAN в Испании, участие в самом массовом ультрамарафоне The Comrades в ЮАР. Однако после марафона Marathon Des Sables моё отношение к соревнованиям кардинально изменилось. Мне захотелось «больших» приключений, захотелось отправиться в настоящее путешествие. И в 2017 году моя мечта осуществилась — я покорил Монблан.
Мой друг-альпинист рассказывал, что массив Монблана хоть и несложен для восхождения, однако очень красив — там ты якобы сразу понимаешь, привлекают тебя горы или это не твоё. После его слов у меня и возникла идея отправиться туда и испытать всё самому. Покорить вершину я решил с ребятами, с которыми участвовал в велогонке через всю Америку — с Артёмом Ситниковым, Евгением Почаевым, Вячеславом Ткаченко и Константином Шимановским. Плюс нам удалось привлечь супергида Дениса Провалова, а это большая удача. Мы так хотели, чтобы поездка получилась яркой и особенной, что даже попросили Дениса выбрать для нас маршрут «поинтереснее».

 

Приземлившись, мы отправились в Шамони — небольшой город у подножья Монблана. Там нас уже ждал инструктор, чтобы выдать снаряжение — ледорубы и кошки. Сначала я не воспринимал всё происходящее всерьёз. Думал, мы просто представим себя крутыми альпинистами, сделаем фотографии и на этом всё закончится. В первый день так и было — мы просто гуляли. Потом в течение двух дней проходили акклиматизацию: поднялись на высоту 3 000 метров, разбили лагерь, попили вина, поспали на высоте и походили в связках (у нас было две связки по три человека). Никаким особым снаряжением мы не пользовались.

 

Именно так я и представлял себе наше путешествие — казалось, сложнее уже не будет. Но я ошибался — это была только разминка.

После акклиматизации мы вернулись в город — ждать благоприятной для восхождения погоды. Чтобы скоротать время, мы сходили на скалодром. Впоследствии оказалось, что без навыков, приобретённых там, мы бы в прямом смысле пропали. Главный старт был запланирован на ночь c пятницы на субботы — днём мы поднялись к нашему лагерю на высоте 3 000 метров и стали ждать вечера. Около часа ночи мы отправились в путь. Как мы и просили гида, маршрут был не из лёгких — он проходил сразу через три вершины. Сначала нужно было подняться на одну гору, затем спуститься на вторую и только потом взойти на Монблан.

 

Когда мы начали подниматься на первую вершину, нам уже понадобилось снаряжение. Никогда не забуду это ощущение: висишь себе на отвесной скале, а под ногами пропасть — единственное, что удерживает от падения, это кошки и ледорубы. В такой момент понимаешь: если плохо зацепишься или допустишь ошибку, то сразу сорвёшься и улетишь вниз. Хорошо, если ребята из связки удержат, но если не повезёт, можно улететь всем вместе (с другой стороны — хоть веселее будет лететь). Кстати, потом оказалось, что так думали все участники похода.

 

В один момент мне стало очень тяжело — настолько, что я не мог идти. Пульс зашкаливал, в висках пульсировало, сердце бешено колотилось. Всему «виной» сразу несколько факторов: большая высота, нехватка кислорода, усталость и моя «любовь» к подъёмам. Кроме того, по неопытности я попросту забывал есть, и в итоге вся энергия быстро (и банально) закончилась.

— Скорость движения в горах падает — приходилось делать один шаг и затем останавливаться, чтобы отдышаться. За час, думаю, мы проходили не больше километра.
Три вершины нам удалось покорить примерно за девять часов. Вышли мы в час ночи, а на Монблан взошли к десяти утра. Там — наверху — я испытал настоящее облегчение. Чувство победы. Нам удалось! Мы смогли! На душе у всех стало спокойно. Правда, сильный ветер нарушил наше спокойствие. Мы только сняли рюкзаки — хотели отдохнуть и сделать несколько фотографий, — как погода испортилась, небо заволокло тучами. Наш проводник сказал, что нужно срочно уходить — это вопрос жизни и смерти. Когда слышишь такое от опытного гида, становится не до шуток. Хотя, учитывая моё состояние, я был готов «остаться». Но думаю, напарники по связке не оценили бы такого поступка. К тому же в случае опасности никакой вертолёт не долетит — придётся зарываться в снег и спасаться самыми экстремальными методами.
— Наше восхождение в очередной раз доказало: горы — это действительно опасно. На обратном пути один человек — не из нашей команды — сорвался и улетел в пропасть. Это случилось на наших глазах, когда мы спускались по длинной скале. Человек был без сопровождения — он поднимался один и не смог удержаться. В такой момент в голову приходят разные мысли, невольно спрашиваешь себя — ради чего это? С тобой может случиться всё что угодно. После увиденного каждый наш шаг был максимально выверен — не хотелось подвергать опасности ни себя, ни членов группы. И да, на мой взгляд, настолько высокий риск всё-таки неоправдан.
Мы спускались по узкой тропе — впереди виднелся только обрыв. Дул сильный порывистый ветер, а дорога местами была шириной с ботинок. Инструктор объяснял нам, что если один человек в связке начинает падать, чтобы его спасти, остальным нужно отклониться в противоположную сторону. В такие моменты я успокаивал себя тем, что если сорвусь, то инстинкт самосохранения других членов группы поможет мне выжить. Уже потом — после восхождения — каждый из нас признался, что боялся упасть, но надеялся на других.

 

На обратном пути нас ждал «Кулуар смерти» — кратер, сверху которого падают большие каменные глыбы. Надо успеть быстро перебежать шестьдесят метров, чтобы не получить камнем по голове. К сожалению, каждый год кому-то это не удаётся. Ведь камней не видно, и укрыться от них невозможно. Такая вот русская рулетка.

 

Но нам повезло.

Спуск с вершины Монблана занял девять часов. За это время мы невероятно устали — напряжение, которое мы испытали, просто не передать словами. У нас случилась настоящая передозировка адреналином. Вернувшись в город, мы стали потихоньку приходить в себя. Появилось чувство опустошённости. Физически Монблан стал для меня самым тяжёлым испытанием в жизни.
— Это высокогорье, и там нельзя подолгу останавливаться. Там нельзя вернуться — нужно двигаться только вперёд. От этого зависит судьба всей команды.
Интересно, что каждого из нас «накрывало» в разное время. Кому-то было проще идти вверх, кому-то вниз, но при этом все должны были поддерживать средний темп. В такой ситуации очень важна поддержка команды, взаимовыручка и взаимопонимание. В горах любая ссора может привести к трагедии. Я теперь понимаю, почему люди, которые живут в горах или профессионально занимаются альпинизмом, такие позитивные. Иначе просто не выжить.

 

Монблан — одно из самых доступных экстремальных развлечений. По цене оно соизмеримо с катанием на лыжах в Европе (в среднем около тысячи евро с человека). Но думаю, в ближайшее время вряд ли решусь повторить нечто подобное. Хотя не исключаю, что когда-нибудь захочу заново пережить эти эмоции.

 

Там я постоянно думал — зачем это? Зачем так рисковать? Всё-таки дома тебя ждут. Ждут близкие, ждёт твоя семья. Об этом нужно помнить — всегда и на любой высоте.