Мы попросили Ию Першину, путешественницу, маркетолога, соучредителя Российской федерации воркаута, рассказать о её самых экстремальных поездках — об Индии, ЮАР, Эвересте и ультрамарафоне в Сахаре. Много эмоций, работы над ошибками и крутых инсайдов — всё для того, чтобы придумать (и спланировать) отпуск мечты.

Индия

— Моё первое необычное путешествие состоялось в 2011 году — мне предстояло организовать непростую пиар-кампанию, а вдохновения катастрофически не хватало. Я тогда стала думать, где взять это вдохновение, и ночью, просматривая разные фотокарточки в Интернете, увидела фотографию, в которую мне буквально захотелось попасть. Этот снимок был сделан на севере Индии, в маленьком городке у предгорья Гималаев, где берёт своё начало река Ганг.

 

Я оставила все средства связи в Москве, взяла с собой всего 200 долларов, за три-четыре дня оформила визу и отправилась в Индию.

У меня не было чёткого представления о том, что я там буду делать и где остановлюсь, я рассчитывала жить в каком-нибудь монастыре. Но так получилось, что когда я приехала в Дели, мне пришлось отдать большую часть денег за дорогу до нужного городка. Кроме того, я приехала в июле — сезон дождей, никого нет, большинство храмов и монастырей недоступны. Я постучалась в единственные открытые двери ашрама — там меня встретил индус, который согласился сдать мне комнату.

— Я оказалась совершенно неподготовленной к подобным путешествиям — у меня даже не было подходящей одежды. Тогда я хотела, чтобы было как в кино: ты красиво собрался, полетел на край земли, а там приключения. Но в действительности всё совсем иначе.
Даже еду найти было непросто. Люди в Индии ходят в туалет там, где им приспичит, чаще всего прямо на дороге, а потом начинается ливень и всё это дело размывается. Лавочки, в которых продают продукты, открытые, и стоит проехать машине, как вся грязь, что плавает, летит на еду. Несколько дней я практически ничего не ела.

 

В общем, меньше чем через неделю я поняла: надо выбираться. Но как? Телефон я не взяла, денег уже не оставалось, а вернуться я должна была только через месяц (согласно обратным билетам). Тогда я нашла магазинчик, в котором был телефон (ещё старый, с дисководом), и дозвонилась до местного отделения своей авиакомпании — мне сказали, что они могут решить этот вопрос, только если я приеду в Дели. В результате я ещё два дня пыталась понять, как попасть в город — никто вокруг не знал английского. Но в итоге я добралась до Дели, не без труда попала в аэропорт (туда пускают, только если началась регистрация на рейс) и договорилась, чтобы меня посадили на ближайший самолёт до Москвы.

 

 

Благодаря этому путешествию я поняла — да, всё могло получиться круто и интересно, но нужно было подготовиться. А просто взять с собой маленький рюкзачок, типа как в кино, и поехать за вдохновением не прокатит.

ЮАР

После Индии я опять была обычным туристом, но через некоторое время мне захотелось поехать учиться. И когда я думала о том, куда отправиться, я вспомнила свой предыдущий опыт и решила, что в этот раз я уже обдуманно хочу погрузиться в местную культуру. В качестве страны для учёбы я выбрала Южно-Африканскую Республику. Согласна, довольно неочевидный выбор. Меня с детства манили виды Кейптауна — он всегда казался каким-то магическим городом. Величественная Столовая гора и рядом океан — столько контрастов и красок. И это самая южная точка, там находятся Игольный мыс и мыс Доброй Надежды.

Кейптаун подарил мне мою любовь — любовь, с которой впоследствии были связаны все мои приключения. Речь идёт о горах. В Кейптауне есть несколько горных пиков, на которые я забиралась до учёбы и где вечером встречала закаты: Столовая гора (1 085 метров) и Лайонс-Хед («Голова льва», 669 метров). Обычно туристы поднимаются на фуникулёрах, а мне хотелось изучать всё новые и новые маршруты. Я увлеклась хайкингом, ходила без какой-либо специальной экипировки. И в последний день, когда у меня закончилась учёба и я уже вовсю планировала своё дальнейшее путешествие по Африке, я решила открыть новый маршрут, но это было ошибкой. То решение многое во мне изменило.

— Я поняла, что как бы ты ни был подготовлен физически и морально, природа в любой момент может одержать над тобой верх. Соревноваться с ней бессмысленно.
После этого случая я отправилась в путешествие по Южной Африке — я передвигалась на машине и в результате проехала больше пяти тысяч километров и прошла больше трёхсот. Я поняла, что хочу стать коллекционером. Но коллекционировать не какие-нибудь марки или фантики, как в детстве, а впечатления. Путешествуя, ты можешь побывать в местах, где не ступала нога человека. Ощутить особую энергетику, магию.

 

Остаться наедине с собой — тоже вызов. В повседневной жизни нас окружает шум, а там — в горах — есть только природа и ты. А с собой находиться очень непросто, но такие моменты помогают понять (и принять), кто ты и чего ты хочешь.

Эверест

После Африки мне захотелось чего-то большего. До этого всё-таки я путешествовала в комфортном туристическом формате — на машине, в промежуточных точках я останавливалась в отелях. Я спросила себя — что бы я хотела вспоминать через много-много лет, когда сяду в кресло-качалку перед камином и укроюсь пледом. И подумала об Эвересте — а что, вполне себе хороший кандидат. Я сразу же начала мониторить авиабилеты в Катманду и уже через три дня улетела в Непал.

 

В Гималаях есть как относительно простые маршруты — чаще всего туристы выбирают именно их и идут в сопровождении портеров (носильщиков), маршруты до базового лагеря, который расположен на высоте 5 364 метра, — так и супермаршруты к вершине (8 848 метров). К вершине чаще всего поднимаются в составе экспедиции. Я запланировала путешествие на начало августа, в сезон дождей, и выбрала один из самых сложных маршрутов к базовому лагерю — маршрут «Три перевала». Кроме того, меня сильно манил Айленд Пик (Island Peak, 6 165 метров). Я решила попробовать всё это совместить.

 

Приехав в Катманду, я узнала подробнее о маршруте, купила экипировку и отправилась в путь. С рюкзаком. Одна.

Всё началось довольно просто — за первый день я преодолела расстояние, рассчитанное на два дня. Но я знала: самое сложное впереди. На своём пути я вообще не встречала людей, у меня не было связи почти две недели. Часть дороги была смыта, плюс постоянный туман, аккумулятор телефона садился за одну минуту. Ну в принципе от него и так мало толку, но когда он работает, всё-таки лучше. Можно что-нибудь снять на прощание.
— После длительного подъёма, уже к вечеру, я дошла до перевалочного пункта, но оказалось, что всё закрыто и ночевать негде. Как бы ты ни пытался всё предугадать, тебя всегда могут ждать сюрпризы.
В каком-то смысле подобные приключения как наркотик. То, что тебя окружает в горах и экзотических странах, — красота, которую невозможно описать словами. При этом ты не всегда ощущаешь грань между опасностью и безопасностью. В Гималаях я планировала пройти все три перевала, но прошла только два: уже на втором (Cho La, 5 380 метров) я столкнулась с камнепадом, позже погодные условия ухудшились, третий перевал (Kongma La, 5 540 метров) мне пришлось исключить. Тем не менее получилось, что с 13-килограммовым рюкзаком, со значительными перепадами высот за 11 дней я прошла 275 километров.

 

В городе, когда ты забываешь телефон дома, кажется — всё, конец света. Но в горах ты понимаешь: оказывается, без средств связи может быть даже хорошо. Понимаешь, что жизнь на этом не заканчивается, что вокруг происходит море всего интересного.

Общение с местными, погружение в другую культуру особенно ценно. Там — в Индии, в Гималаях, в Африке — я оказывалась в трущобах, где люди живут на улице и голодают. Но при этом многие из них совершенно не озлоблены. Благодаря путешествиям я обрела веру — веру в людей. И меня часто спрашивают, не боюсь ли я ездить одна, не боюсь ли я, что на меня кто-то нападёт. Нет. Потому что там я как раз сталкивалась с обратными ситуациям. В самые неожиданные моменты местные жители помогали мне, поддерживали, делились со мной едой.
— За годы жизни привыкаешь во всём искать подвох или обман, но оказавшись там, понимаешь, что есть искренность и открытость, что-то настоящее, есть какая-то другая сторона жизни. Пусть она далеко, но то, что она есть, уже круто. Почему меня так туда тянет? В том числе и поиск веры во что-то доброе, во что-то хорошее.

Сахара

Одним из следующих моих вызовом стало участие в ультрамарафоне в Сахаре (Marathon des Sables) — соревновании на выносливость, которое считается одним из самых сложных в мире. Нужно пробежать 250 километров через пустыню Сахара — по жаре, иногда в 60 градусов. Всю еду на неделю, так же как и всё своё барахлишко, ты тащишь на себе. Тебе предоставляется ограниченное количество воды, а спишь ты под открытым небом — в бивуаках (ковёр на песке и над головой чёрная тряпка, закреплённая на палках). Каждый день ты встаёшь, разводишь костёрчик, готовишь еду, собираешь вещи и бежишь к следующему этапу (их всего семь). Самый короткий этап — около 30 километров, самый длинный этап на весь день — 86,2 километра.

 

Часто путешествия позволяют лучше узнать окружающих. Люди открываются с другой стороны, а когда поездка ещё связана с испытаниями, с какими-то экстремальными условиями, то здесь никогда не знаешь, кто и как себя поведёт, кого и где «сорвёт». Мне в этом плане повезло с напарниками. Несмотря на то что каждый бежал сам за себя, мы ощущали себя командой и друг друга бесконечно поддерживали. Нам ещё каждый вечер приносили письма, которые через сайт отправляли знакомые и даже незнакомые люди. Ощущение, наверное, как в армии. Сидишь после ужина возле костра под открытым небом — и тебе приносят письма от незнакомых людей, которые пишут слова поддержки. И мы каждый вечер ждали этого момента, ждали писем.

Для меня, наверное, марафон был одним из самых простых приключений — как физически, так и морально. Вокруг была куча людей, много медиков, страха за свою жизнь я не испытывала — даже если не захочешь, тебя всё равно спасут. Трудность, с которой столкнулась я, — это неудачно подобранная обувь. Недостаточно её протестировала и уже ко второму дню «осталась» с шестью пальцами. У меня были сильно разбиты ноги, мозоли под ногтями прокалывали и прижигали без обезболивающего. Ещё через два дня у меня «осталось» четыре пальца, а в стопу попала инфекция. На третий день мою ногу начали есть мошки. Когда ты просыпаешься, а твою ногу едят… в общем, не очень приятные ощущения. Но мне помог предыдущий опыт — за всё время, проведённое в одиночестве, я научилась договариваться с собой. И несмотря на боль в ногах я финишировала без обезболивающих и, более того, — получила удовольствие от приключения в Сахаре.